Что может скрываться за шумихой вокруг анонсированного производства аккумуляторов под Брестом?

Есть вещи, которых мы не замечаем, но от них многое зависит в нашей жизни. Давайте присмотримся к автомобильному аккумулятору. Есть повод. 

Свинец из детства

Когда-то в Бресте возле железнодорожного моста была замечательная свалка цветных металлов. Школьниками мы порой ходили туда в поисках магния от самолётных колёс, доводилось и свинец утаскивать. Да и на промышленных свалках на окраинах города найти старые аккумуляторы было не проблемой. Нынешние школьники, возможно, и не знают, каково это – на костре плавить свинец, а потом его по формочкам разливать… Пожалуй, и хорошо, что современным ученикам это недоступно: в городе чисто, а туда, где собирают цветной металл, посторонним не пробраться.

А вот теперь зададим себе вопрос и попытаемся на него ответить: сколько в Беларуси автомобильных аккумуляторов? Самый простой ответ – сколько машин, столько аккумуляторов. Статистика утверждает, что у граждан в собственности зарегистрировано три миллиона легковых автомобилей. Прибавим сюда грузовые машины, автобусы, тракторы у деревенских жителей, танки и боевые машины у военных… Вряд ли мы принципиально ошибёмся, если назовём цифру четыре миллиона. А каков срок службы аккумулятора? Гарантийный, как правило, 24 месяца. Но может работать и дольше. И если предположить, что каждому владельцу машины повезёт, то один аккумулятор нужен на четыре года.

Итак, по всей Беларуси потребность в свинцовых аккумуляторах – один миллион в год. И откуда же они берутся? Опять же – куда ежегодно девается 1 миллион старых аккумуляторов?

Импорт – 874 тысячи в год

Белстат знает всё. Каждый год публикуют сведения об экспорте и импорте по всей товарной номенклатуре. Заглянем и найдём нужную строку – «Импорт свинцовых аккумуляторов для поршневых автомобилей». Наш сугубо приблизительный подсчёт тут же находит подтверждение.

Вот сведения за 2016 год: ввезено 874 тысячи штук на 36,8 миллиона долларов, по средней цене 42 доллара за штуку. Из них ЕС поставляет 515 тысяч, но больше всего Польша – 376 тысяч.

Итоги за 2017 год ещё не подведены, но есть сведения за десять месяцев:

775 тысяч на сумму 38,4 миллиона долларов, при средней цене 49,5 доллара за штуку.

Из стран ЕС поступило 457 тысяч. Но львиная доля снова же пришла из Польши – 329 тысяч.

Здесь мы совершенно оставляем в стороне тему альтернативной «зелёной» энергетики. Любители её традиционно обходят вопрос, сколько нужно свинцовых аккумуляторов с солнечными элементами для полей.

Куда течёт свинец?

Теперь пару слов о том, куда же девается свинец из отработанных аккумуляторов. Сейчас налажена довольно стройная система сбора и утилизации вторичных сырьевых ресурсов, глубина их переработки повышается. Мусор иногда называют «нефтью XXI века». У нас успешно работает лучший в Беларуси завод по переработке мусора. Что же касается цветных металлов – поезжайте на улицу Дворникова и сдайте старый аккумулятор, там его примут и деньги заплатят. Есть в Бресте и частные предприятия, которые принимают старые аккумуляторы в зачёт стоимости нового. Названий этих фирм не даём. Мы в данном случае рисуем лишь общую картину, как бы круговорот свинца в природе.

Можно предположить, что если почти миллион аккумуляторов мы ввозим, то, наверное, свинец вывозим?

Так и есть. Заглядываем в те же сводки Белстата и читаем: в 2016 году на экспорт ушла 8981 тонна по 1820 долларов за тонну. Два главных покупателя: Польша – 4857 тонн и Великобритания – 3443.

Стало любопытно, сколько аккумуляторов можно сделать из этого свинца. Опять же немного округлим, чтобы прояснить суть дела. Обычный аккумулятор в 55 амперчасов весит примерно 15 килограммов, чистого свинца в нём около трёх кило, в соединениях – приблизительно десять.

Получается, что из свинца, который идёт на экспорт, можно сделать почти 700 тысяч аккумуляторов. Это в значительной степени перекроет вынужденный импорт. Так почему бы их не делать у нас?

Адам Смит всё знал…

Тут уместно вспомнить «Евгения Онегина». Были там яркие строки, в которых автор охарактеризовал интеллектуальные способности своего героя:

Бранил Гомера, Феокрита;

Зато читал Адама Смита

И был глубокий эконом,

То есть умел судить о том,

Как государство богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

Как видим, и Пушкин кое-что об экономических спорах той эпохи слыхал. Да, так и было: Адам Смит убедительно доказал, что государство должно заниматься переработкой сырья, тогда оно получит больше прибыли. Уточним лишь такую деталь: он это советовал для родной Великобритании. А вот молодым американским штатам, которые только пытались выбраться из¬под британской опеки, он категорически не советовал этим заниматься. Штатам он рекомендовал сосредоточиться на вывозе сырья в метрополию, а уж там его превратят в дорогие товары.

Вспомнились 90¬е годы, начало которых я провёл в Литве. С крахом СССР молодые прибалтийские государства вдруг превратились в крупнейших экспортёров металла. Дешёвое сырьё дало второе дыхание машиностроению Швеции и Германии.

Похожая ситуация сейчас и в некоторых соседних государствах. Украина обеспечила страны ЕС не только дешёвой рабочей силой, туда хлынули эшелоны с лесом и металлом. Предприимчивые – выиграли, недалёкие – проиграли.

Не будем никого упрекать, просто эти процессы надо видеть за политической трескотнёй. И тут пора переходить к брестским делам.

Плюмбум пошёл в политику 

Первая неделя нового года ознаменовалась информационным шумом, который раздался с восточной окраины города. То ли праздничные салюты кого¬то разбудили, то ли желчь от застолья взыграла, но кто-то вдруг заметил, что в СЭЗ «Брест» строят завод по производству автомобильных аккумуляторов. Причём этой новости уже почти два года. Кто не верит – «Гугл» в помощь.

Эту тему подхватили СМИ страны¬поставщика аккумуляторов к нам, что совершенно не удивляет. А вот то, сколько вокруг этого домыслов и сознательных преувеличений нашими поверхностными критиками, впечатляет. Уже нашёлся кандидат на предстоящих местных выборах, который будет запугивать горожан свинцом. Ещё месяц назад ни сном ни духом не знал о теме – и вот загорелся…

Вспомнилось, что, когда пластиковые окна только завоёвывали рынок, конкуренты¬«деревянщики» пугали публику: «для производства пластика используется свинец». Да, вроде как используется. И что?

С темой строящегося аккумуляторного завода под Брестом искусственно «сшивается» новый завод по производству целлюлозы и картона в Солигорске. Он только делает первые шаги, но вот кто ударит по импорту бумаги и экспорту лесного сырья! Адам Смит, если бы это касалось Великобритании, одобрил бы. Но нам он посоветовал бы другое: «Зачем вам производить аккумуляторы и бумагу? Продайте нам лес и свинец, потом купите у нас готовую продукцию». Можно предположить, что будущие предприятия по производству биодобавок для сельского хозяйства, значительная часть которых до сих пор импортируется, тоже вызовут немало упрёков.

Ещё стоит напомнить об информационном шуме вокруг строящейся АЭС. Сходная ситуация – за нагнетанием страхов прячутся просчёты наших соседей.

Заметим, что необходимость соблюдать экологические требования и установленные процедуры обсуждения проектов объективно существуют. Но за внешне привлекательными лозунгами о чистоте окружающей среды может прятаться как невежество, так и жёсткая конкуренция между государствами.

 

Валерий Цапков, Брестский вестник

Что может скрываться за шумихой вокруг анонсированного производства аккумуляторов под Брестом?: 2 комментария

  • 05.03.2018 в 17:04
    Permalink

    Видно что автор вообще не в теме. Очередные сказки. Сейчас создана комиссия по нарушениям, которые допущены при экспертизах, в отчете по воздействию на окружающую среду, в проектах. Комиссия президентская. Чиновники замерли в ожидании, знают что накосячили, что могут попасть на нары. Чего им и желают горожане.

    • 21.03.2018 в 23:06
      Permalink

      Это одно из мнений, мнение автора статьи. Каждый может высказаться. Чем больше мнений и суждений, тем ближе истина. Если бы у меня спросили, где я хочу жить , возле аккумуляторного завода ли подальше от него, мой ответ – как можно подальше). Какие бы небыли современные технологии, человеческий фактор и аварийные ситуации случаются даже в высоко технологически развитых странах. А что касается экономической целесообразности проекта я не экономист, но могу с уверенностью сказать, что при наших затратах на энергоресурсы, и сырье, любое производство будет дорогим и как результат. Дорогой товар – низкий спрос. Сейчас во всем мире перепроизводство. Бресту выгоднее у себя развивать логистические подразделения крупных игроков и перенимать опыт для продвижения в последствии белорусских товаров. У нас даже колхозы будут в прибыли, если создать единый логистический центр аграрного сектора для переработки и реализации своей продукции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × три =

%d такие блоггеры, как: