Не рассчитались даже с теми, кто уволился осенью прошлого года. Двое работников умерли, так и не дождавшись денег.

По мере поступления средств

Вячеслав Т. работал мастером на Брестском заводе бытовой химии (БЗБХ). В декабре 2016-го предприятие признали экономически несостоятельным, была введена санация на полтора года, назначен антикризисный управляющий.

«На первой же встрече с работниками управляющий заявил: если мы хотим работать, должны чем-то пожертвовать, а именно зарплатой, — рассказал «БГ» бывший мастер. — Люди, конечно, возмутились, но он сказал: если выплатят зарплату, завод встанет. Если ранее она просто задерживалась, то вскоре стали выплачивать в месяц всего по 50 — 100 рублей, порой и меньше. Примерно с лета прошлого года платить зарплату нам перестали».

Вячеслав ушел с завода в октябре, дотерпев до окончания контракта. На то время не выплаченная ему сумма равнялась четырехмесячной заработной плате. Обещали рассчитать «по мере поступления средств». Не дождавшись, он и еще несколько бывших работников БЗБХ обратились в суд.

«Суд мы выиграли, — отметил Вячеслав. — По решению суда, мне и другим людям, но только тем, кто судился, была выплачена небольшая часть долга. Мне — 290 рублей 16 копеек, а остальная сумма, почти 1 300 рублей, так и осталась непогашенной. Сейчас подается за благо, что завод работает. Но за чей счет

Санация — это система мероприятий, которые направлены на улучшение финансового положения предприятия, с целью предотвращения банкротства фирмы.

Выплатят, но только после смерти?

Бывший мастер в поисках справедливости обошел не одну инстанцию. «Исходил кабинеты, но слишком мало там людей, которые могут ответить на вопросы компетентно», — считает он.

Был он и в Комитете госконтроля, и в Департаменте госинспекции труда, и в Фонде соцзащиты, где узнал, что в отношении него отчисления с завода бытовой химии длительное время не поступали. Т. е. это время работы не будет зачтено ему в страховой стаж, необходимый для получения трудовой пенсии. «Нет зарплаты работникам — нет отчислений в фонд!» — пояснил ситуацию сам Вячеслав.

 

Читайте также: Брестчанина, 17 лет отслужившего в армии, оставили без пенсии

 

Для взыскания задолженности с предприятия он обращался в отдел принудительного исполнения главного управления юстиции облисполкома. Однако исполнительное производство не было возбуждено, так как должник — банкрот.

«Закончится срок давности, и, несмотря на решение суда, люди могут не получить то, что им причитается, — выразил свои опасения бывший работник БЗБХ. — Десятки людей… Просто они не знают законов и где правду искать. Я, может, чего-то и добьюсь, а чего добьется уборщица, которая заявление на отпуск пишет под диктовку? Да и некоторые законы у нас против людей».

Собеседник «БГ» рассказал, что один из работников предприятия умер в апреле текущего года. А буквально в начале июня случился инфаркт у другого его бывшего коллеги, которого тоже не рассчитали при увольнении. Мужчина скончался. Сразу после смерти их семьям завод выплатил все долги.

«Нам тоже нужно умереть, чтобы отдали заработанное?» — спрашивает Вячеслав.

 

Взял не то, что полагалось, а что дали

Сергей С. уволился с завода по соглашению сторон в сентябре прошлого года. Предприятие задолжало ему зарплату за три с половиной месяца. «Только почти через месяц после моего ухода начали выплачивать по частям то, что мне причитается. Буквально по 50, по 100 рублей. В общей сложности с момента увольнения мне перечислили около тысячи рублей. А сумма в 1 225 рублей зависла», — рассказал брестчанин.

Кроме того, по решению суда завод должен выплатить Сергею средний дневной заработок за каждый день просрочки окончательного расчета.

Мужчина озвучивал свою проблему на прямой линии с председателем облисполкома. Через месяц ему пришел ответ: предприятие в санации, задолженность частично погашается, нужно ждать.

После обращения в прокуратуру Сергей узналчто на управляющего БЗБХ завели дело об административном правонарушении, но только в части невыплаты отчислений в Фонд соцзащиты. По словам мужчины, этим вопросом занимался суд. «Оказалось, отчисления отсутствовали с февраля 2016-го по сентябрь 2017 года, по день моего увольнения, — уточнил он. — Но это что касается меня лично».

В понедельник 18 июня Сергею во второй раз предложили подписать мировое соглашение. И он согласился, так как понял, что бороться с системой примерно то же самое, что с ветряными мельницами.

«Посоветовался, с кем только мог — с родителями, друзьями. Все советовали брать что дают, — пояснил он. — Раньше не соглашался, потому что в мировом соглашении прописан пункт, по которому изрядная сумма за просрочку в выплатах, которая была определена мне судом, аннулируется. Мне выплатили только то, что задолжали по зарплате. Никого не волнует, что за давностью эти деньги обесценились».

 

Где 2, там и 22?

В пятницу 15 июня в областном экономическом суде должен был рассматриваться вопрос о продлении санации Брестского завода бытовой химии. Однако по ходатайству антикризисного управляющего Дениса Плетнева судья Константин Никитин перенес слушание на 22 июня.

«БГ» поинтересовалась, будут ли при рассмотрении вопроса о продлении санации учитываться факты о нерасчете с уволившимися работниками завода. «Если в адрес суда не было жалоб, то о чем тут можно разговаривать? — ответил Константин Никитин. — Причем обсуждаться может только каждый конкретный случай».

Вступивший в диалог Денис Плетнев пояснил, что было четыре судебных решения, а с начала открытия конкурсного производства с завода уволено 119 человек. Дескать, на сегодняшний день по этим судебным решениям не произведен расчет лишь с Вячеславом Т. и Сергеем С. «по той причине, что условия мирового соглашения ими не принимаются».

«Обоим неоднократно предлагался вариант полного погашения задолженности по зарплате с учетом финансового состояния завода», —отметил антикризисный управляющий.

«БГ» поинтересовалась, что значит «с учетом финансового состояния».

Согласно ст. 137 Закона РБ «Об экономической несостоятельности», по внеочередным платежам (в том числе и выплате зарплаты) управляющий производит расчеты с учетом особенностей хоздеятельности и финансово-экономического положения должника. «В первую очередь погашается задолженность по требованию физлиц, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда их жизни или здоровью», — пояснил судья. Остальные выплаты производятся по усмотрению управляющего.

В суде управляющий Денис Плетнев сначала сообщил о двух нерассчитанных бывших работниках завода, но потом из его уст прозвучало: «Из 119 человек на сегодняшний день не рассчитано, если я не ошибаюсь, 22. Вот по этим двум гражданам, которые пожаловались уже во все инстанции…» Фразу он так и не закончил.

Корреспондент «БГ» уже на выходе попыталась узнать у управляющего, правда ли, что заводом не вносятся платежи в Фонд соцзащиты населения. «Неправда!» — ответил он и предложил приехать на предприятие, чтобы получить ответы на все вопросы. Подробности встречи читайте чуть позже.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − двенадцать =

%d такие блоггеры, как: