Репрессии диванных политиков

6 июня состоялась встреча председателя Партии БНФ Григория Костусева с министром образования Игорем Карпенко. Поводом для встречи стала ситуация с возможным отчислением из могилевского социально-гуманитарного колледжа активиста «Молодёжи БНФ» Александра Москалева.

По словам Костусёва, Москалёв — настоящий вундеркинд, но спокойно учиться ему мешает администрация колледжа, которая только и ищет повода, чтобы отчислить его за принадлежность к оппозиционной организации.

В последнее время тема «репрессированных» за свои политические взгляды студентов активно муссируется оппозиционными СМИ. Особенно сильный вой поднялся по поводу «политически мотивированного» отчисления лидеров молодёжной организации БНФ Юрия Лукашевича и Анны Смилевич.

Лукашевич был отчислен с 1 курса истфака БГУ в марте 2017 г. за пропуски и два выговора. Смилевич, сменившая Лукашевича на посту главы «Молодёжи БНФ», была отчислена со 2 курса журфака БГУ в феврале 2018 г. за несдачу третьего экзамена подряд. Оба «страдальца» сразу же заявили, что их отчисления были политически мотивированными, хотя и признали, что их успеваемость была, мягко говоря, не высокой.

Так, Лукашевич признал, что у него «прогулы действительно были». За них он получил второй выговор. Первый прилетел за участие в саботаже легального строительства бизнес-центра около Куропат, когда милиция составила на него протокол.

История отчисления Смилевич также яснее ясного, но больше всего в ее истории интересна басня о том, как физрук ей сообщил, что к нему приходили друзья из КГБ и спрашивали, имеет ли она отношение к БНФ и оппозиционной деятельности. Почему про отношение девочки к политической жизни КГБ спросил именно у физрука, остаётся загадкой. И если уж у физруков в БГУ есть связи в КГБ, то даже страшно представить какими знакомствами обладает уборщица… Никак не меньше Президента!

Кроме того, возникает вопрос, за какие заслуги Лукашевича и Смилевич сразу после школьной скамьи избрали лидерами молодежной организации БНФ? Сами они утверждает, что за «активную деятельность». Пусть так, но если эта деятельность велась вместо учёбы, чего удивляться их низкой успеваемости? Если бы эти оболтусы не хулиганили, не рассказывали в интервью про шляпки и брови, а лишний раз почитали перед сессией учебник, у них было бы всё хорошо и они учились бы дальше.

К сожалению, в Беларуси происходит немало подобных случаев, когда нерадивые студенты жалуются на давление со стороны администрации ссузов и вузов по «политическим мотивам», чтобы скрыть тот факт, что они обыкновенные бездельники.

Впрочем, у таких фруктов может быть вполне прагматичная причина инсценировать своё отчисление по «политическим мотивам»: использовать программу Калиновского. Эта польская программа даёт возможность таким «репрессированным» студентам после вылета из наших ссузов и вузов продолжить своё обучение в Польше. В этом случае мотивация молодчиков вполне объяснима: получить бесплатное образование без лишнего переутомления.

Как показала практика, большинство участников Калиновки составляют разгильдяи и дети тех, кто прочно прикрепился к кормушке от оппозиции. Причём именно сынкам нашей «оппозиционной элиты» доставались лучшие университеты и общежития. Остальным предлагались второсортные факультеты провинциальных вузов, дипломы об окончании которых давали призрачные перспективы трудоустройства. Да и «комфортабельные интернаты» во многом оказались давно не видевшими ремонта общагами, которые по всем статьям уступали общежитиям белорусских ссузов и вузов.

Так вот, вырвавшиеся из-под родительской опеки отпрыски наших оппозиционных бонз хотели лишь хорошо провести время в Польше и сразу начали устраивать пьянки-гулянки и драки-дебоши. Дошло до того, что уже в первый год набора на Калиновку Витовта Милинкевича, участника и сына руководителей этой программы (кто бы сомневался!) Александра Милинкевича и Инны Кулей, исключили из Вроцлавского университета. По сообщениям белорусских СМИ — за пьяный дебош, по объяснениям отца — «за то, что нарушил режим — проспал экскурсию». Могут ли исключать из вуза за пропуск экскурсии, пусть каждый рассудит сам.

В итоге поляки призадумались, что им дороже: удовлетворение сомнительных амбиций наследников дестабилизации Беларуси или общественный порядок в своей стране. Поэтому программа стала медленно, но верно умирать. Так, в 2006 г. на первый набор программы было принято 244 человека, но три четверти из них были исключены из польских университетов. Поэтому отбор был ужесточён, и в 2007 г., количество участников Калиновки упало до 71, в 2008 г. — до 58, 2009 г. — до 20. В 2015 г. на программу поступило только 20 студентов. Всего за 10 лет из 900 человек, принятых на Калиновку, дипломы получили только 300!

Остальные недоучились: кто-то спился, кто-то остался в ЕС, а кто-то вернулся в Беларусь, где оказался не никому не нужен со своим польским дипломом. Многие из таких горе-студентов, повзрослев и поумнев, пытались восстановиться в своих альма-матер.

В конце концов, в 2016 г. поляки решили преобразовать Калиновку в годовые стажировки для всех желающих, но в 2017 г. заявили об её восстановлении в изначальном формате с этого года. И тут как по команде появились «безвинно» отчисленные Лукашевич и Смилевич, а теперь добавился ещё и кандидат на их статус — Москалёв. Недаром в последнее время оппозиционные СМИ жаловалась, что «репрессированных» студентов не хватает и поэтому будущее Калиновки под вопросом. Вот «Молодёжь БНФ» и начала всеми способами пополнять количество «репрессированных» неучей, чтобы не портить статистику и держать тепленькие места для подрастающих «дурократов».

Но, как уже говорилось, не всё то золото, что блестит. Поэтому мой совет кандидатам на статус «пострадавших за свободу» студентов — лучше читать учебники, чтобы получить образование и устроиться хорошую работу в своей стране

Автор: Андрей Сыч

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 1 =

%d такие блоггеры, как: