Свобода слова или вседозволенность?

Данный материал является ответной реакцией на публикацию «Великое перетрАхивание».

На дискуссионной площадке «Политринг» публикуются различные материалы, ведь ее (площадки) цель – налаживание ДИАЛОГА между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь.
Диалог образуется путем публикации различных мнений и дискуссий.

Мнение автора меня «прожгло глаголом» тем не менее, автор имеет право думать и высказываться, так как считает нужным. Как читатель, в данном случае я, «расшифровывает» данный питч?

Начнем с названия публикации – «Великое перетрАхивание».
Автор именно так воспринял выступление Главы государства в Орше и слово «Великое» усиливает экспрессию и само мероприятие (перетрАхивание), как очень большое или превосходящее обычный уровень. Употребленное слово «перетрАхивание» в словаре криминального и полукриминального мира имеет значение, как совокупляться. В данном контексте с заглавной буквой «А», точно указывает на фокусирование автором именно этого значения, а не «перетряхивать» в смысле «перетрясать» или «тщательно пересматривать».

Не буду заострять внимание об этических нормах, но использование подобных литературных словосочетаний многое говорит об образовании, воспитании, этике пишущего и весе (здравости) его суждений об окружающей действительности. Белорусский и русский языки достаточно богаты, чтобы описать любую ситуацию без использования подобных «аллюзий».

Не могу похвастаться безупречной грамотностью и воспитанностью, но считаю данное применение слов русского языка унизительным как минимум по отношению к читателю.
Не преступно (у нас свобода слова), что выступление Главы государства воспринято автором настолько негативно, но, полагаю, изобилие негативно-оценочных суждений преступно.

«Пренебрежительно барский тон, откровенное хамство, издевательство над подчиненными и прочие плебейские замашки явно выдают в нашем диктаторе выходца из низших слоев общества. Впрочем, окружение под стать государю. Трусливые и раболепные чинуши моментально преображаются в жестоких царьков, когда покидают кабинет Лукашенко»
могут быть расценены Главой государства как оскорбительные.
Автор дает оценку не только Президенту, но чиновникам, людям, с которыми, полагаю, лично не знаком.

«…туповатые исполнители, не очень умная свита приспособленцев, трусливые и раболепные чинуши, холопы диктатора»

Полагаю, неуважение, невежество, невоспитанность и недостаток мудрости пишущего позволяют прибегать к оценке людей, а не их конкретных действий.

Готов сносить здравую критику своих действий, воспринимать их оценку, но не согласен слышать оскорбительное в свой адрес.

Дальше – больше. Считая оппозиционеров «более-менее умными людьми» в сравнении с действующим окружением Президента, автор делает свои выводы «Из этого можно сделать вывод, что у власти есть свои весьма специфические правила, по которым она действует».

Не понятно, почему автор пришел именно к таким выводам, но удивляет оптимизм и самоуверенность, с которой автор делает предсказания и дает советы « Как скоро это произойдет? Думаю, что в течение десяти лет. Инициативным людям я советую не унывать и готовиться к этому событию. Я верю в счастливую и по – настоящему стабильную Беларусь, где чиновник будет слугой народа, а не холопом диктатора. И тогда, возможно, мы увидим на важных политических постах совсем других людей».

По материалам публикации, можно придти к выводу, что автор является тем самым «более-менее умным» представителем оппозиции. Я не являюсь ни противником, ни сторонником действующей власти, но если выбирать между «такой оппозицией» и нынешним Главой государства, то лучше пусть Лукашенко. А если не Лукашенко, то кто?

Возможно, я ошибаюсь, и между строк в публикации скрываются не невоспитанность и невежество, а согласие автора с правильным для него выводом: «Все-таки правильно говорят: можно вытащить человека из колхоза, но колхоз из человека – никогда».

Автор: Алексей Голиков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × три =

%d такие блоггеры, как: