Страсти по аккумуляторному заводу: брестчан собираются травить целенаправленно?

Общественная инициатива против строительства аккумуляторного завода в Бресте требует привлечь первого замминистра Минприроды Ию Малкину к ответственности за «утаивание экологически значимой информации для жителей Бреста» и дать оценку ее профпригодности.

Фасад завода ООО «АйПауэр» в СЭЗ «Брест»

Страсти вокруг аккумуляторного завода в Бресте становятся все жарче. Власти заняли выжидательную позицию, завод вскоре будет введен в эксплуатацию, общественность протестует. Брестчане боятся повторить судьбу Светлогорска, где китайцы построили комбинат беленой целлюлозы. Собеседник «БелГазеты» — активист общественной инициативы против строительства ООО «АйПауэр» завода по производству аккумуляторных батарей (АКБ) Дмитрий БЕКАЛЮК.

— Почему для строительства завода выбран густонаселенный район: в паре километров от Бреста, вокруг — пять деревень, которые могут оказаться в зоне потенциального загрязнения?

— Основная причина строительства завода в данной местности — экономическая: близость коммуникаций и льготы по налогам в свободной экономической зоне.

— Кто является главным лоббистом проекта?

— Генподрядчиком выступает китайская Айхоньская компания. Если судить по информации из открытых источников, в тендере на строительство завода участвовала компания «Полесьежилстрой» и Брестский стройтрест N8. «Полесьежилстрой» предлагала почти такие же условия, как и Айхоньская компания, но предпочтение отдали последней. При этом из госбюджета китайцам было переплачено, по моим данным, около $1 млн. Айхоньская компания, в свою очередь, наняла белорусскую — белорусы и строят завод АКБ. За счет проведения «удобного» тендера казна потеряла $1 млн.

— Какие претензии общественность имеет к первой оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС), по которой даже проводились общественные слушания?

— ОВОСов, как выяснилось, было три! Вначале на сайте Брестского райисполкома разместили ОВОС по глухой ссылке: на него, в нарушение процедуры проведения общественных обсуждений, не было прямой ссылки, самого ОВОСа не было, т.е. его нельзя было прочитать.

Цель исследования первого ОВОСа — постройка и влияние, как указано в тексте, который даже не прошел изучение специалистами,  на окружающую среду биогазовой установки, а не аккумуляторного завода. Среди выводов — строительство биогазовой установки положительно скажется на демографической ситуации в регионе.

В общественных обсуждениях документа желающие не смогли участвовать из-за неправильного информирования, людей просто не оповестили, объявление об общественных обсуждениях было размещено в районной газете с тиражом 3,5 тыс. экземпляров.

Впоследствии, когда в Брест приезжала первый замминистра окружающей среды Ия Малкина, на сайте вывесили ОВОС N2 — документ в три раза объемнее. Позже ОВОС с сайта убрали, а ведущий экологический эксперт республики Андрей Шахэмиров, дававший экологическое заключение, заявил, что он знает о существовании и третьего ОВОСа, которого вообще никто не видел.

Более того, протокол общественных обсуждений подписан 9 января 2016г., однако в интернете появился 7 января — документ заранее подписан и вывешен. Информационный щит о том, что ведется строительство завода, появился только в декабре 2017г., вот тогда жители и узнали, что их ждет неприятный сюрприз от властей, и с января 2018г. люди начали искать документы, изучать их и поняли, что их просто-напросто обманули. И это вызвало обоснованное возмущение  — проект сырой, его разрабатывала фирма, прежде строившая коровники, проектировала карманная фирма, потому что ни одна брестская компания не взялась за такой серьезный проект.

Мы за новые производства, но каждому производству свое место: вредному — подальше от городов, не вредному — поближе. А что мы видим? В ОВОСе указаны китайские фильтры, которые вообще не могут чистить выбросы газов от свинца, данные фильтры предназначены для очистки от песка и глины.

Сейчас появились публикации о том, какая хорошая система очистки воды предусмотрена на заводе АКБ. Но когда начали разбираться, установили, что речь идет о подготовке воды для дальнейшей заливки в аккумуляторы. Украинский поставщик, который будет поставлять это оборудование, продает его… супермаркетам и кофейням для очистки воды. И опыт у него соответствующий — поэтому он и предлагает очистные сооружения-автоматы.

Для ввода завода нужно строить специальные очистные сооружения — они не строятся, нет никакой информации о том, как будет очищаться вода, какие реагенты будут использоваться. Заявления о том, что на заводе будет введен замкнутый цикл очистки воды, не выдерживают никакой критики; в одном из вариантов ОВОСа сказано, что водоподготовка для завода вообще ведется из артезианской скважины; повторное использование загрязненной воды не предусматривается.

— Какая система утилизации отходов предусмотрена на заводе?

— В ОВОСе и проекте указано, что отходы обессоливания будут отвозить на «МотовелоЭко» в Минск. Действительно, есть справка, в которой эта компания декларирует готовность принять отходы определенной концентрации. Но в проектных документах указана концентрация в 20 раз выше! Соответственно, «МотовелоЭко» не сможет принимать такие отходы, а учитывая, что сам завод «Мотовело» сегодня банкрот, то вопрос с утилизацией обостряется: сильнозагрязненные жидкие отходы будут просто сливаться в канализацию — от этих загрязнений очистки нет.

— Почему вы так уверены в этом?

— А вы посмотрите, что делается в «Зеленом бору»! Вместо 7700 кг отходов вывезено уже 10 тыс. т отходов, а недавно зампредседателя комитета природных ресурсов Брестской области официально в прессе заявил: обнаружена еще одна свалка отходов, возможно, даже больше 10 тыс. т. Это означает только одно: предприятия «Первой аккумуляторной компании», куда входит «АйПауэр», бесконтрольно работают в Брестской области. И Брестская область выбрана не случайно. Я предполагаю, что это связано с лобби по заводу АКБ. Из Волковыска жители и мэр города вышвырнули завод по переработке свинцовых аккумуляторов «Первой аккумуляторной компании». Но загрязненные свинцом земли никто не обезвредил, а  оборудование не выбросили — перетащили в Белоозерск.

Посмотрите, что произошло в Пинске: завод «Первой аккумуляторной компании»  находился прямо в водоохранной зоне реки Пина. В 2014г. создается проект, проходят общественные обсуждения по переносу завода в центр города (все документы есть у нас на руках, они прошли государственную и экологическую экспертизы).

Завод загадил всю территорию: превышение предельно допустимой концентрации (ПДК) по свинцу в одной точке в 80 раз выше, в другой точке — в 8 раз, в третьей — в 6 раз. Превышение содержания свинца в 8 раз обнаружено в прибрежной полосе реки Пина. Главная причина загрязнения — отсутствие системы вентиляции и очистки ливневых вод с территории. При этом завод переносят в центр города, на автобазу, где ПДК по свинцу уже превышает допустимую в два раза. Загрязнение продолжается.

А что делается в Белоозерске. На аккумуляторном заводе основной процесс — плавка свинца. Это сырье для нового завода в Бресте. Если в Пинске производится только сборка пластин, по документам, сборка 350 тыс. аккумуляторов приводит к выбросу в атмосферу 27 кг свинца, то в Бресте при литье, плавке, окислении и размоле свинца завод предусматривает только 3 кг выбросов в год при запланированном объеме производства в 2 млн. аккумуляторов!

В Белоозерске происходит плавка свинца из вторсырья. С московской лабораторией МГУ им. Ломоносова мы решили посмотреть: так ли страшен завод, как его рисуют? Мы взяли пробы за пределами санитарно-защитной зоны: в двух точках превышение показало в 4 и 9 раз, еще в четырех точках ситуация нормальная. Позже туда выехала лаборатория Брестского Полесского аграрного института, вынесла свой вердикт: чисто. И только недавно мы узнали, что Национальная система мониторинга провела исследования в июле и августе 2018г. на этих же территориях: превышение ПДК по свинцу составило от трех до восьми раз. Люди, облеченные властью, просто врали.

— Простите, а что связывает заводы в Волковыске, Пинске, Белоозерске с аккумуляторным заводом в Бресте?

— Один и то же владелец — «Первая аккумуляторная компания». Завод в Бресте станет симбиозом Белоозерска и Пинска: котлы расплава будут работать при 450 градусах, а уже при температуре 328 градусов плавки свинца происходят аэрозольные выбросы, которые могут месяцами находиться в атмосфере и разноситься на 20-30 км. Академик, ведущий специалист из украинского Днепропетровска (сейчас — Днепр), курирующий данную проблему на свинцовых заводах в Украине, авторитетно это подтвердил. А почему из Днепропетровска? Да потому что технология для этого завода не разрабатывалась, а перепечатана слово в слово у украинского завода «Веста-Днепр», который успел загрязнить всю территорию вокруг себя. Стоимость завода в Бресте — $20 млн., а стоимость сопоставимых заводов в России и Украине — $100 млн. и $80 млн. Завод в Днепре закрыли в 2014г. в связи с санкциями — главный потребитель их аккумуляторов была Россия, и мы полагаем, что бэушное оборудование будет переправлено в Брест. Рынок сбыта остался.

— Это версия либо есть доказательства?

— Это версия. Но как подтверждение — специалисты, как уже было сказано в СМИ, из Днепра уже работают в штате Брестского завода, готовящегося к вводу в эксплуатацию.

Основные процессы будут происходить на линии плавки и линии литья — это линии китайского производства 90-х гг., это факт. Это самая первая модель китайского завода, затем поменялись еще три. Мы берем самое дешевое, самое старое.

— Как на все происходящее смотрит Минприроды? Как изменилась позиция министерства за истекший год?

— Позиция Минприроды изменилась кардинально. Изначально вопрос стоял так: будет или не будет литейное производство? Экологическая экспертиза утверждает, что будет налажено литейное производство. Ия Малкина во время приезда в Брест в мае 2017г. заявила, что литейного производства на заводе не будет. В феврале т.г., после письма президенту, Малкина приезжала в Брест в составе комиссии и снова заявила, что литейного производства не будет. Мы направили более 180 обращений в различные инстанции, и под напором наших аргументов Малкина в письме за август уже признает, что литейное производство все-таки будет. Во время прямой линии я дозвонился до Малкиной и спросил: а вы не хотите опровергнуть свои же слова? Нет, опровержения она делать не будет. А наличие литья тянет за собой вопрос установления санитарно-защитной зоны: с литьем — 1000 м, без литья — 500 м. А ближайшие деревни — в 700 м от завода.

И еще. Везде говорилось, что завод АКБ относится к V классу опасности, наименее опасному. Мы нашли не то что ошибки, а подлог в официальных расчетах, наши эксперты подтверждают, что предприятие относится как минимум к III классу опасности. Наши расчеты приняли во внимание, но при этом не придают предприятию этот класс опасности: вначале сделают инвентаризацию выбросов после пуска завода. А раньше такого не рассматривали.

— Чего добилась общественная кампания, развернутая против строительства завода?

— Власти признали, что ошибались, признали, что будет литейное производство, признали ошибки при расчетах. Более того, уволен директор Института повышения квалификации при Минприроды Шахэмиров, который делал экологическую экспертизу проекта завода, и мы думаем, что это связано со строительством завода.

Уволен первый зампредседателя Брестского облисполкома Токарь, который официально в письме заявлял, что аэрозольных выбросов на заводе  не будет — аэрозольные выбросы образуются при температуре от 500 градусов. Мы обратились в Могилевский институт материаловедения, в Московский институт стали и сплавов, которые подтвердили: образование аэрозольных выбросов и окислов начинается с температуры плавления, интенсивное выделение начинается при температуре от 400 градусов. На заводе АКБ котлы будут работать при температуре 450 градусов (плавка в промышленных масштабах осуществляется при температуре на 100 градусов выше, чем температура плавления).

Мы написали заявление о возбуждении уголовного дела в отношении Токаря — он вводил людей в заблуждение, но его просто убрали. Правда, по поводу уголовного дела мы даже ответ не получили.

На данный момент проект проходит доработку и повторную госэкспертизу по разделу «вентиляция» — это официальный ответ «Госстройэкспертизы». Но при этом проект не проходит экологическую экспертизу, хотя при изменении вентиляции ее проведение обязательно. Мы получили ответ от зампредседателя Брестского облисполкома Клеца, что фильтры будут уже не китайские, как по проекту, а российские. Мы связались с российским производителем: в год образуется 200 кг пыли, аэрозольные выбросы данные фильтры не удерживают.

Расчеты по выбросам и рассеиванию в окружающей среде делаются автоматически в программе «Эколог»: вы вносите исходные данные, а программа сама считает. В Беларуси нет аналогичных аккумуляторных предприятий. Существуют два варианта расчетов: берется либо завод-аналог, либо паспортные данные. Паспортных данных нет, написана справка. Директор завода «Эксайд текнолоджис» в Пинске заверяет, что на заводе в городе Романо-ди-Ломбардия, в Италии, выбросы такие, как он указал в своей справке. Предоставленная справка вообще никакой критики не выдерживает, там нет ни паспортных моделей оборудования, ни привязки к брестскому или к итальянскому заводам. И подписана она пинской «Эксайд Текнолоджис», а такая справка должна быть получена из Италии, скорее всего, на итальянском языке, а если на русском — должна заверяться переводчиком. В общем, в справке предоставлены настолько мизерные данные, после внесения которых в «Эколог» программа выдала — 3 кг выбросов в год.

Мы связались с итальянцами: по их данным, на заводе, который планирует производить меньше аккумуляторов, чем Брестский завод, только аэрозольных выбросов в день образуется 1 кг! Без учета свинцовой пыли! А у нас в год 3 кг. Может, нам на Нобелевскую премию выдвинуться?

Мы пишем в Минприроды: у вас поддельная справка. На что нам отвечают: мы не уполномочены проверять подлинность справки. Мы выслали итальянский ОВОС в официальном переводе Брестской торгово-промышленной палаты замминистра Малкиной, она два месяца молчала, а недавно прислала письмо: данные итальянского завода не могут приниматься в расчет, поскольку он не является заводом-аналогом. Но если это не завод-аналог, как вы могли принять справку от пинского предприятия со ссылкой на итальянский завод для расчета ОВОС?

— 37 тыс. брестчан подписались против строительства завода АКБ. Обращение вы отправили в Администрацию президента. Какая реакция последовала?

— Никакой. Все отправляют нас в суд, а суд в Минске отказывается рассматривать это дело. Сколько раз мы хотели встретиться с хозяином завода — он просто не хочет встречаться! А завод строится, ничего не меняется, в экологическом плане вообще ничего не делается.

Недавно впервые по поводу завода, выступая перед студентами Брестского государственного технического университета, высказался губернатор Лис. Складывается ощущение, что губернатор вообще не в теме: мол, если не построим завод в Бресте, то нам придется покупать аккумуляторы  в Польше, а у нас только  МАЗ и БелАЗ. Извините: по документам, завод строится для производства аккумуляторов для легковых автомобилей, аккумуляторы предполагается поставлять в Россию. До 2013г. Лис являлся замминистра окружающей среды, он знал о закрытом заводе в Волковыске, должен был знать про завод в Пинске. Он знает, что завод в Бресте строится на сельхозугодьях, рядом с жильем. И что город будет расширяться в направлении завода — по программе развития до 2030г., подписанной президентом, рядом с заводом появятся многоэтажки, бизнес-центры и школы. Брестчан собираются травить целенаправленно?

Завод  будет производить огромное количество отходов, которые негде хранить. Куда будут деваться вредные ядовитые отходы? А представьте, если завтра в молоке «Савушкиного продукта» обнаружат свинец? Аэрозоли долетят и до полей, корм с которых едят  коровы. Предприятие по выращиванию грибов находится меньше чем в километре от завода, а грибы активно поглощают свинец. Для справки: в Китае за последний год закрыто более 150 предприятий, аналогичных брестскому.

Справка «БелГазеты». Дмитрий Бекалюк родился в 1979г. в Бресте. Учился в гимназии N4, окончил Белорусский государственный политехнический университет по специальности «коммерческая деятельность в строительстве». Работает индивидуальным предпринимателем. Активист общественной кампании против строительства аккумуляторного завода в Бресте. «Я живу в 4 километрах от завода, и ввязался в борьбу против него только потому, чтобы защитить своих детей», — формулирует Дмитрий Бекалюк свою жизненную позицию.

Беседовал Юрась ДУБИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − шестнадцать =

%d такие блоггеры, как: