Шумиха вокруг «Матчынага руху 328» не вызывает доверия

Движение «Матери 328» созданное, как клуб единомышленников под лозунгами «Матери против наркотиков!» и «Мы за светлое будущее нашей молодежи!» в последнее время все больше обретает черты марионеточного собрания. И речь, никоим образом, не о попытке чем-то оскорбить чувства людей, чьи родственники отбывают наказание за преступления связанные с наркотиками, а о том, чтобы разобраться вокруг чего же все-таки, особенно в последние полгода движется его деятельность, о том, кто и как использует человеческую беду в своих целях, и о том, почему нельзя либерализировать антинаркотическое законодательство сегодня.

Предыстория

Напомним, что движение начало формироваться после того, как в 2015-ом были получены первые результаты ужесточения антинаркотического законодательства страны, которое коснулось, прежде всего тех, кто решил нажиться на продаже наркотиков. Этот шаг был целиком оправдан после памятных всем случаев массового заражения молодежи спайсовой зависимостью с поистине жуткими последствиями в 2012-2014 годах. В наш общий дом пришла очень серьезная и опасная беда в виде синтетических наркотиков и ей нужно было ставить надежный заслон.

Увеличение сроков за преступления, связанные с незаконным наркооборотом и снижение возрастного ценза ответственности за них до 14 лет легли в основу тех мер, о которых я говорил выше. На скамье подсудимых в течение прошедших нескольких лет оказались 15 тысяч человек переступивших черту закона, обозначенную отметкой — статья 328 УК РБ. Тогда у родственников осужденных, в том числе и подростков, получивших огромные по прежним меркам сроки лишения свободы, возникли причины осудить государство за такие «драконовские меры», а благодаря возможностям открытой коммуникации они смогли быстро найти друг друга. Однако попытка госрегистрации социально-просветительского общественного объединения «Движение матерей 328» пока не увенчалась успехом и вот почему.

В чем подвох

Если внимательно разобраться в тех случаях, с которыми нас знакомят многочисленные публикации, посвещённые проблеме, то вырастает уверенность, что чаще всего мы имеем дело с обычной материнской защитой. Автор внимательно почитал практически все те откровения, а их поверьте очень много в публикациях в открытом доступе в самых различных источниках (к ним я еще вернусь отдельно) и даже не имея полной картины в виде материалов уголовного дела пришел к выводу: основное заблуждение, которое в них существует, так это то, что «дети не ведали, что творят» или «их подставили, а органы воспользовались этим». Опять же не стану говорить огульно обо всех фактах, но в большинстве случаев осужденные прекрасно осознавали, что делали, в подавляющей их массе они были уже взрослыми людьми, хотя и ребенок сегодня знает, что любая связь с наркотиками чревата последствиями.

Анализ социальных сетей также показывает, что большинство жителей страны вовсе не поддерживает возможность смягчения меры наказания за преступления, связанные со сбытом наркотиков. Вот некоторые высказывания на этот счет.

«– Тревожно на душе. Сыну 12 лет. Начинается самый опасный возраст. Под контролем он у нас с мужем, но к себе ведь не привяжешь. Да и работаем мы, крутимся часто допоздна, чтобы сносный уровень жизни иметь. Объясняем, конечно, сыну, что нельзя соглашаться даже один раз попробовать, даже просто подержать в руках наркотик. Что ни в коем случае нельзя общаться с теми, кто связан с наркотиками. Но все равно нет стопроцентной уверенности, что однажды ему не подсунут какой-то пакетик, не уговорят курнуть травки. Это подростки. С другой стороны, по нынешнему законодательству, он скоро подойдет к такому возрасту, когда из-за совершенной ерунды и, не имея никакого умысла что-то там продавать и распространять, он может попасть в такой переплет, что ему будет светить реально большой срок. Покурили одну сигаретку с травкой по кругу подростки и пошли на восемь лет, как читала недавно. Говорила я уже мужу, может, уехать нам из Беларуси» (Елена, Солигорск)

«Я считаю правильным, что с наркоторговцами и их помощниками в Беларуси так строго. Может, снизятся риски роста числа наркоманов среди подростков. Не все родители могут обеспечить тотальный контроль за своими детьми. По разным причинам. Но дети в стране должны быть защищены в этом плане также и государством» (Светлана, Минск).

«В свое время моего сына, а потом дочь затянули в этот омут. А дальше они оба были осуждены и лишены свободы за преступления, связанные с наркотиками. Отбывали наказания еще по старому законодательству. Для меня это было большое горе, у них сломанные судьбы. Иногда думаю, чего бы они смогли достигнуть, если бы не угодили в эту яму.

Не знаю, если бы на тот момент, когда моим детям в первый раз предложили наркотик, были бы такие строгие законы, как теперь, может, они бы все-таки побоялись пробовать эту пагубу, а, может, и не нашелся бы тот, кто им ее подсунул.

Я поддерживаю то, что наркоторговцев сажают теперь на более длительные сроки. Конечно, важно, чтобы не было ошибок здесь, и большие сроки получали только реальные сбытчики. Что касается несовершеннолетних, которые оступились впервые, им наказание, на мой взгляд, законодательно следует уменьшить. Надо оставить им шанс на правильный путь в жизни» (Андрей, Барановичи).

«– Dura lex, sed lex – закон суров, но это закон. А в целом, я государство в этом плане поддерживаю». (Вера, Брест)

Подобных примеров можно привести массу. Женщинам конечно сочувствуют, но не так широко, как им хотелось бы. Внимательное изучение созданного в 2015-ом году сайта движения и еще ряда источников показывает, что реально сочувствующих и разделяющих точку зрения обиженных на государство родителей, тех людей, кому интересна их проблема — мизер. Даже самые качественные материалы читают несколько тысяч человек, сам сайт смотрят столько же любопытных пользователей в месяц. Нет большого интереса?! А вот популистские материалы блогеров говорят о каком-то широком общественном резонансе.

К слову, как и обещал выше об источниках. Достаточно много публикаций вышло о проблеме движения в государственных СМИ, в том числе и в республиканских центральных изданиях, но их не поставили в ленту новостей. Очевидно почему – она на 100 процентов состоит из публикаций независимых медиа и чаще всего, так называемых «иносми». Поэтому и тут диалога с обществом обнаружить не получилось.

Я прекрасно понимаю, что коллеги на «горячей» теме зарабатывают бонусы к зарплате, но ведь есть объективные поступательные шаги власти и ее желание вести нормальный диалог с самого начала деятельности движения, почему об этом не идет речь на его главном интернет-ресурсе.

К слову, можно заметить и активность различных оппозиционных политических сил, когда им было выгодно использовать «ресурс» движения. Заметьте, ведь не зря обострение ситуации вокруг «Матерей 328» возникло аккурат накануне последних выборов в местные Советы.

Отдельный разговор об известных политиках, которые используют ситуацию для более глобальных задач. К примеру, 16 февраля в Бресте прошел санкционированный пикет кампании за реформу судебной системы Беларуси организованный БХД, во время которого один из лидеров этой партии Виталий Рымашевский и депутат Палаты представителей Анна Канопацкая собирали подписи для решения своих вопросов, при этом прикрываясь ситуацией с «Матери 328».

Что дальше

К чему привела вся эта шумиха последних месяцев?  Сторонники движения считают в своих плюсах то, что Глава государства указал на необходимость дифференцировать потребителей, продавцов и поставщиков. Кроме того, тот факт, что законодатель уже получил варианты изменений этой отрасли закона. Но вся эта «работа над ошибками» была бы неизбежна в любом случае. Однако, согласитесь сами участницы «Матерей 328» от этого вряд ли что-то получат, ведь речи о послаблении ответственности за поставки и продажу не идет, а во всех тех случаях, что имеются у них именно эти составы. Если существуют судебные ошибки в принятии решении помогут только действия в рамках существующего законодательства, но никак не голодовки и подобные им акции.

А вот на гребне «шумной волны» вокруг движения в Беларуси появилось новое течение, которое «пользуясь случаем» пытается в ногу с некоторыми странами ЕС отстоять право наших граждан на беспрепятственный доступ с марихуане.  Как вы уже догадались речь идет о «Legalize Belarus». И воспользовались они, к слову, бытующим среди наших «Матерей 328» мнением о том, что наказывать за сбыт марихуаны, который в ряде стран Европы можно купить в магазине – это моветон.

Расскажу, по этому случаю об одном примере из журналистки практики, который произошел еще в конце 90-х. В поле деятельности правоохранительных органов тогда оказался один наркоман, которому было всего 27 лет. В подробном интервью оказалось, что парень попробовал «травку» в 14-ть, а последние 3 года кололся героином. Через месяц после интервью его не стало…

Кроме того, если уж говорить о подростках, то положительная тенденция снижения преступности с их участием в Брестском регионе наблюдается на протяжении нескольких последних лет. Если в 2016 году было зарегистрировано 29 наркопреступлений среди несовершеннолетних или с их участием, то в 2017-м — 8. Количество злодеяний, связанных со сбытом наркотиков, снизилось более чем в 4 раза (с 13 до трех). За причастность к незаконному обороту наркотиков задержано 6 учащихся различных видов учреждений образования области (за 2016-й — 23 человека).

Так что давайте вместе делать светлое будущее для наших детей и как когда-то в сибирском Тамбове всем миром поможем правоохранителям искоренить наркотическую заразу из нашей жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать + двенадцать =

%d такие блоггеры, как: