Фрики, светлое будущее, вера в Запад: с чем белорусская оппозиция идёт на выборы

Выборы президента Беларуси пройдут то ли в 2019, то ли в 2020 году. Однако уже сейчас пора решать, кто сможет составить конкуренцию действующей власти и поучаствовать в «политической вакханалии». Кого мы вскоре увидим на «баррикадах»?

Сергей Скребец — по 200 рублей каждому, но только после победы

Экс-депутат Палаты представителей, предприниматель и политзаключенный Сергей Скребец регулярно заявляет о себе в белорусском медийном оппозиционном пространстве. Его биография достойна пера Ильфа и Петрова. Получил инженерное образование, впоследствии был руководителем ЗАО «Торговый дом «БелБабаевское». Осенью 2000 года стал депутатом Палаты представителей. Годом позднее пытался выдвинуться кандидатом в президенты, но не собрал необходимые 100 тыс. подписей. В 2003 году в отношении Скребца возбудили уголовное дело. На свободу он вышел в 2006 году с «волчьим билетом» (по его словам). С тех пор был участником кампании «Говори правду!», перманентным безработным и «системным» оппозиционером.

foto_1-svaboda.org.jpg

Сергей Скребец. Изображение: svaboda.org

Что примечательно, в 2015 году Скребец не принимал участия в избирательной кампании. Выступая сейчас, он позиционирует себя выдвиженцем от «Оргкомитета социал-демократической партии Свобода» (незарегистрированной). В последние годы бывший депутат явно проявляет интерес к социал-демократической идеологии. Он был заместителем и С. Шушкевича, и генсекретарем партии Н. Статкевича.

«СО СТАТКЕВИЧЕМ МЫ РАЗОШЛИСЬ ВО ВЗГЛЯДАХ. Я ПРОТИВ УЛИЧНЫХ АКЦИЙ, НЕ ХОЧУ ПОДСТАВЛЯТЬ ЛЮДЕЙ, НО СТАТКЕВИЧ — ЗА ИХ ПРОВЕДЕНИЕ».

Предвыборная программа безработного в течение последних 15 лет Скребца лаконична:

«СТАБИЛЬНОСТЬ. А ТО ЛОЗУНГ ТАКОЙ ЕСТЬ, А СТАБИЛЬНОСТИ НЕТ».

Для привлечения аудитории Скребец обещает заплатить за каждую подпись 200 б. р. Таким образом, общая благодарность избирателям составит минимум 10 млн долларов США. Но получат их выборщики только в случае победы кандидата Скребца. Несмотря на показную активность экс-депутата, вряд ли его можно считать реальным претендентом на пост главы государства.

Статкевич — только «Плошча», но на всякий случай с программой

Одну из самых серьёзных программ выкатила «Народная Грамада», лицом которой является заметный политик Н. Статкевич. Бессменный лидер некогда БСДГ (Белорусской социал-демократической Грамады) руководит этим мамонтом отечественной политики вот уже 23 года. На выборах в 2010 году Статкевич набрал 1,05% голосов избирателей, был осуждён и с тех пор считает единственным действенным методом прекращения полномочий нынешней власти «плошчу».

Открыто признавать нелигитимность проходящих в стране выборов, тотальные фальсификации и запугивание и публиковать столь развёрнутую программу партии с явным желанием идти на выборы — это уже два взаимоисключающих параграфа. Сам документ впечатляет. Вначале размахом, а затем обширностью копипасты. В принципе, заменить эту «национальную» программу любой другой либеральной методичкой не составило бы труда — тот же набор штампов о демократии, победе над коррупцией, всеобщей справедливости, построении социальной рыночной экономики и примеров в лице Скандинавии или хотя бы Польши.

Красиво составленная программа хороша, особенно в разрезе 30-50 лет. Но будь я бизнесменом, такой проект я бы не кредитовал. Одни общие положения и глаголы будущего времени без конкретных таймкодов: «поставим власть под контроль народа, сделаем её прозрачной, ответственной и эффективной» (когда? к 2025 году?). Куда пойдут работать уволенные чиновники, милиционеры? Как быстро развернут повсеместное использование ID-карт, при том, что в компактной Эстонии это было сделать в 9 раз легче из-за меньшей численности населения? Не станут ли «ратуши» Статкевича той «бомбой» под основу государственности, которой в свое время стало право «либерум вето» для Речи Посполитой?

Николай Викторович и компания хотят враз ослабить устоявшуюся сильную президентскую власть. В качестве переходного этапа они предлагают парламентско-президентскую республику с сильным президентом и равнозначным ему премьер-министром. Остаётся только закатить глаза, представляя сколько месяцев будут приходить к консенсусу два таких «владыки», особенно представляющие разные партии. Такое в мире, заметим, не практикуется. Либо подчинённое и декоративное лицо президент (монарх), либо премьер. Иначе начинается полная вакханалия.

Затем предлагается реформировать местное управление и самоуправление. А ещё объединить 118 районов в 20-25 земель. Федерализация 9,5-миллионной страны по примеру схожей по численности Швейцарии — это ожидаемый ход. Но реализуемый ли на практике, когда после почти ста лет административно-командной системы нам вдруг дадут автономию на местах? Раскрепостить энергию и творчество белорусов предлагается с помощью приватизации и надежды на крепкого собственника и хозяйственника, который сразу выведет свои компании до уровня Tesla и Microsoft. Или просто продаст их китайцам и россиянам.

foto_2-tut.by.jpg

Николай Статкевич. Изображение: tut.by

К армии освобождённых чиновников и гэбистов добавятся работники малых и средних госпредприятий. Возможно, все они уйдут в фермеры, которым в программе уделено особое внимание. В общем, положения этой части программы можно представить как «землю — фермерам». Равно как и «зарплаты — врачам, военным и педагогам» (остальные сами выкрутятся).

Далее: откат повышения пенсионного возраста, без предложения альтернатив стремительно стареющему населению и увеличению нагрузки на ФСЗН. Жильё предлагают строить государственное арендное (привет Северной Европе). Затем проскакивает занимательное:

«РУССКОЯЗЫЧНОСТЬ БЕЛАРУСИ БУДЕТ ВСЕГДА ДАВАТЬ ПОВОД ШОВИНИСТИЧЕСКИ НАСТРОЕННЫМ ПОЛИТИКАМ В СОСЕДНЕЙ РОССИИ ЗАЯВЛЯТЬ О ТОМ, ЧТО НАШИ НАЦИЯ И ГОСУДАРСТВО — ЧАСТЬ «РУССКОГО МИРА» И ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЛИКВИДИРОВАНЫ ЗА НЕНАДОБНОСТЬЮ». 

Так избирателя неявно подталкивают к искусственному насаждению белорусского языка. Мягкая белорусизация вряд ли вписывается в положения о сохранении прагматичных отношений с Россией, также упомянутые в программе, которая однозначно может расценить это как разворот, аналогичный украинскому, со всеми вытекающими.

Словом, программа занимательная, и со стороны наблюдать за её реализацией было бы интересно. Однако благие реформы, как всегда, рискуют быть не доведёнными до конца или перерасти в ещё более затяжной (а то и бесконечный) переходный период. А сформированная руками новых руководителей протестная масса в виде «сокращённых» (но не трудоустроенных) госслужащих рискует привести к оперативной реставрации АКС и установлению протектората под началом какого-нибудь нового «восстановителя порядка». При этом на переходный период отвели всего 5 лет (один президентский срок), пребывая в полной уверенности, видимо, что социал-демократа выберут и на второй срок и далее.

Гайдукевич — белорусский Жириновский продолжает традиции отца

Одним из самых ярких отечественных политиков является зампредседателя белорусской Либерально-демократической партии О. Гайдукевич. Политическая позиция Олега Сергеевича очень напоминает его российского коллегу В. Жириновского — такая же «критика» власти без критики, «мягкое» противостояние и согласие с проводимой политикой «в целом». В дополнение к этому Гайдукевич — типичный «силовик», окончивший Академию МВД и возглавлявший РУВД Фрунзенского района Минска. А офицеры, как известно, бывшими не бывают.

Гайдукевича можно отнести к пророссийскому крылу «оппозиции». Он убежден, что вменяемой альтернативы российскому рынку и ЕАЭС сейчас нет, а также что Беларуси выгодна сильная Россия. Судя по фотографиям во «Вконтакте», проблем с офисом и его оплатой в отличие от некоторых других партий у ЛДП нет. Равно как и с взаимодействием с действующей властью.

foto_3-vk.com.jpg

Олег Гайдукевич (слева) и Владимир Жириновский. Фото: vk.com

Гайдукевич — очень удобный и выгодный власти кандидат. На это намекают и его ответы в недавнеминтервью Адарье Гуштын на сайте «Наша Нива»:

— Чем вы лучше, чем Лукашенко?

— Я бы так не сказал.

— Ну а почему бы не сказать?

— Что значит лучше или хуже? Надо по-другому говорить.

— Вот есть человек, который говорит: «Я не знаю за кого мне голосовать. За Лукашенко или Гайдукевича». Скажите ему, чем вы лучше, чтобы он проголосовал за вас.

— Если вы хотите в стране перемен, без потрясений, если вы хотите жить лучше, то надо голосовать за ЛДП и за Гайдукевича. Или за того кандидата, которого выдвинет партия на следующем съезде. Именно за кандидата от ЛДП. Почему? Потому что наша программа быстрее нашу страну приведёт к процветанию, чем та программа, которая на сегодняшний день есть у власти.

В ходе интервью Гайдукевич так и не назвал три ошибки президента, на которых настаивала журналист. Вот такая интересная критика. В основном звучали общие фразы об улучшении в первую очередь экономики, бизнеса, налаживании политической системы и т. д. Как и его российский коллега, говорит Гайдукевич много, но т. н. «бизнес-плана» по реальным изменениям в его речах не прослеживается. У него не фигурирует даже посыл «так жить нельзя», поскольку по мнению Олега Сергеевича всё и так неплохо — страну в 90-е сохранили, с Россией назло Западу дружим, надо только тут отжать, там подкрутить и жить станет совсем хорошо.

Отец Гайдукевича, Сергей Васильевич, участвовал в выборах 2001, 2006 и 2015 гг. Средний результат поддержки избирателей — 3%. Это в два раза ниже, чем средний результат Жириновского в России. Вряд ли в 2019-2020 гг. Гайдукевич-младший преодолеет пятипроцентный барьер. Но, думаю, ему хватит с лихвой.

ОГП и БНФ с пустыми карманами

Некоторые оппозиционные партии (Объединённая гражданская партия, Белорусский народный фронт) столкнулись с патовой ситуацией. Их положение больше напоминает пословицу «не до жиру, быть бы живу». Проблемы с финансированием ставят партии на грань существования, что там говорить о выдвижении кандидата на пост президента.

Оскуднение партийной кассы привело к тому, что новый председатель ОГП В. Поляков, сменивший на посту бессменного А. Лебедько, пробыл в должности всего 77 дней. Следом призналась в сползании в долговую яму и БНФ. Старейшая оппозиционная партия должна почти 15 тыс. за аренду помещений и «коммуналку». На этом фоне становится ясно, что провести сбор ста тысяч подписей и профинансировать даже единого кандидата практически невыполнимо. Возможно, кстати, что выдвижение единого кандидата как раз и говорит о невозможности финансировать сразу несколько избирательных кампаний.

foto_4-ap-center.com.jpg

К весне-2019 нужно определиться с планом действий на ближайшие полтора года. Учитывая, что внутри страны, похоже, никто не собирается финансировать нашу разрозненную оппозицию и её неясные цели, выход остаётся один — старое-доброе «заграница нам поможет». Однако надвигающиеся выборы свидетельствуют о падении интереса условного Запада к происходящему в Беларуси. Косвенно это подтверждает стоящая с протянутой рукой руководитель сайта «Хартия`97» Н. Радина, взывающая к соотечественникам из такой близкой географически, но далёкой ментально Варшавы. В своём недавнем обращении к читателям Радина заявила:

За прошедшие три месяца мы смогли собрать 15 тысяч евро. К сожалению, эти деньги не решают всех проблем сайта Charter97.org, но этого хватит на зарплаты двух журналистов почти на год. Представьте себе, как много людей включилось в кампанию солидарности, если большинство наших спонсоров перечисляли по 2, 3, 5 евро. И это трогает до слёз, потому что люди, которые сами едва сводят концы с концами, находят возможность нас поддержать… Конечно, жаль, что те, кто действительно мог бы легко решить проблемы не только «Хартии-97», но и других белорусских независимых СМИ, предпочитают отсиживаться в кустах. Я имею в виду наших бизнесменов. Они продолжают чего-то выжидать и вспоминают о независимых журналистах только тогда, когда оказываются в тюрьме с немалым сроком и конфискацией имущества, потому что только мы пишем об их судьбе после того, как они оказались в застенках… Остаётся разочарование и многочисленными западными фондами «в поддержку демократии», которые сегодня практически оставили на произвол судьбы белорусские независимые медиа. Если бы не Польша, Литва, а также несколько фондов, которые продолжают спасать свободное слово в Беларуси, то, наверное, в нашей стране сегодня не осталось бы ничего, кроме путинско-лукашенковской пропаганды. 

Я сознательно привёл длинный отрывок этого «крика души», ибо он прекрасен. Во-первых, если судить по комментариям, «Хартия» должна была собрать миллионы долларов, ведь там все двумя руками за перемены. Также мы узнаём, что репортёры портала трудятся за жалкие 580 евро в месяц. Во-вторых, наезд на бизнесменов, которые не хотят финансировать оппозиционное СМИ и вспоминают о нём только когда оказываются за решёткой. И конечно разочарование истинными спонсорами всего этого веселья — западными фондами, бросившими независимые порталы на съедение «путинско-лукашенковской пропаганде».

Похожая ситуация наблюдается и с телеканалом «Белсат», и со многими партиями и объединениями. Западный финансовый поток окончательно стал напоминать пересохшее русло реки, а значит оппозиция, скорее всего, сдаст позиции без боя. Получить поддержку внутри страны от тех же бизнесменов вряд ли получится (это ускорит прекращение их деятельности), а на внешнем «кольце» убедились в бесперспективности подобной поддержки. Поэтому главным лозунгом оппозиции на будущих выборах станет не «Свобода, равенство, справедливость!», а «кстати, вот наш Яндекс-кошелёк».

Безальтернативность на фоне вакханалии

24 ноября президент Лукашенко сделал заявление, которое можно считать анонсом будущих выборов:

«МЫ ДОЛЖНЫ ПОДОЙТИ К ВЫБОРАМ ТАК, ЧТОБЫ В УМАХ ЛЮДЕЙ ДАЖЕ НЕ БЫЛО АЛЬТЕРНАТИВЫ».

Его можно считать пророческим. Наша оппозиция на протяжении почти 30 лет так и не сумела выработать стратегию, способную заинтересовать широкие массы избирателей. Можно сколько угодно говорить о фальсификациях, давлении административного ресурса и прочем, но листая программы потенциальных кандидатов, впадаешь в уныние. Видимо, методички на эти случаи окончательно отощали и превратились в набор хорошо известных тезисов. Национализм по аналогии с Украиной не работает. Либеральные проекты полистать интересно, но со стороны. Протест ради протеста лишён смысла. Радикальные идеологии задушены в зародыше. Вот и складывается та самая опускающая руки безальтернативность, о которой говорит президент.

У власти, в отличие от оппозиции, есть какие-никакие планы на год, пятилетку, десятилетие. Они закреплены в разных программах, их можно открыть и понять, кому скоро «прилетит» за невыполнение. Оппозиция же словно не верит в возможность прихода к власти, но пытается убедить нас, что ей там самое место. Это неверие прекрасно передаётся электорату, очень тонко реагирующему на аритмию истончающегося пульса белорусской политической жизни.

Оппозиция власти, конечно, нужна. Безальтернативный взгляд на происходящие процессы, их принятие, ведут к застойным явлениям в экономике и общественной жизни. Искусственно заторможенная система, остановленная административным «костылём» в условном положении «всё хорошо», перестает развиваться, крепнуть во времена кризисов и оперативно реагировать на меняющийся мир. Смена «власти» на «оппозицию» сравнительно безболезненна в западных демократиях. Здесь как на рынке: если «товар» (общественные блага) предлагает только действующее правительство, всё скатывается в монополию и принудительный выбор. И косвенно снижает качество исходного «товара». Если «продавцов» много, избиратели в идеале выбирают лучшего. Мы же до сих пор, за 25 лет, не попробовали другой «товар». Но не только по вине сильной власти.

foto_5-tut.by.jpg

Отсутствие оппозиции, как ни странно, подрывает доверие к самим руководителям. Обыватель рассуждает просто — раз не допускают, значит, боятся. Значит, «те» действительно правду говорят, ибо чего ещё бояться? К тому же, в отсутствие оппозиции не на кого свалить вину за провал реформ или модернизацию деревообработки. Лукашенко устраивает показательные разносы, но винит уже не «пятую колонну» или болтунов из Интернета, а своих же ставленников. Потому что больше виновных не осталось.

Разумеется, мы говорим и о «социальном громоотводе» — умеренной оппозиции. Ситуация, когда приходится выбирать между условными Трампом и Клинтон или между радикальными националистами и сторонниками ассоциации с ЕС, также не несёт ничего хорошего. Но чтобы до неё не доходило, нужно хотя бы не мешать формированию «центристов». Отчасти у нас такие силы есть, представленные КПБ и ЛДП. Однако выглядят они слишком блёкло и невыразительно, вызывая только усмешку.

Вряд ли поможет и т. н. «праймериз» от правоцентристской коалиции, представленной движением «За Свободу», ОГП и оргкомитетом «Белорусской христианской демократии», 17 января 2019 года. Это будет некая попытка провести предвыборы в разных регионах страны и на основании полученных результатов выдвинуть единого кандидата. Даже не кандидатов, а как они называют «спикеров», поскольку выборов в стране нет и коалиция в них не участвует. В итоге избиратель вообще не понимает, кто эти люди и кому они нужны. И зачем нужно их «финансировать».

А значит, если вдруг не выкатят какой-нибудь новый проект, нас ждут самые унылые, спокойные и безальтернативные выборы в новейшей истории Беларуси.

автор: Леонид Мережковский 

источник: https://4esnok.by/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + два =

%d такие блоггеры, как: