Сербия – страна на разрыв

Сербию не раз хотели разорвать на части, но всякий раз она возрождалась. Наверно, это свойство всех по-настоящему славянских народов, то есть тех, которые не забыли, что они славяне.

Саксам «объясняли», что они должны стать норманнами, и они, в конце концов, стали англо-саксами. Значит, забыли, кем были изначально. Гасконцам, тем же нормандцам, бургундцам «объясняли», что они французы, – и они ими стали. Это не хорошо и не плохо – это факт их биографии. Бывает и, наоборот: венцам «объясняли», что они тоже великие готы, а они остались австрийцами. А шотландцы – шотландцами. Ирландцы – ирландцами. Кому что Бог дал.

Сербам Бог дал не только великую веру, но и великие испытания. И чувство славянского единства, которое и спасало их как нацию. И можно не сомневаться, спасет и впредь. Потому что когда последний раз расчленяли Сербию, от славянского единства вообще ничего не осталось. Теперь же оно медленно, мучительно, но неизбежно возрождается. Возродится и Сербия.

Только вот беда – за это время разбомбленную и униженную Сербию в очередной раз включили в другую цивилизацию. Это не хорошо и не плохо – этого просто не может быть. Но это факт.

Нынешняя Сербия – страна страданий?

В прошлом году я проехал через всю Сербию на автомобиле. Завидев белорусские номера, ко мне тут же подходили люди, заводили разговор, заглядывали в глаза. Они хотели увидеть, понимаю ли я их, сочувствую ли им. А, главное, они хотели увидеть, сохранилось ли славянское единство, их последняя надежда… Произнося парольные слова «дружба», «братство», «Лукашенко», «Путин», эти простые люди ни разу не пожаловались, не заговорили о войне, хотя приметы «злой тетки» в виде разбитых крестьянских домов разбросаны всюду по тамошним прекрасным горам. Гордые люди! И смелые… Это они, простые граждане, выходили на белградские мосты, которые по ночам и днем бомбили натовцы, и надевали на себя плакаты, где по-английски (чтоб понятней было пилотам) написано: «Мы – цель!»

В мягком подбрюшье Европы, как называл Черчилль Балканы, теперь европейские порядки, а жизнь все равно та же, и они идут как бы параллельно друг другу. Но не соединяются. Президент Вучич решился на подвиг – он старается их пересечь.

Он прагматик. Он исходит из того, что, живя под боком у Большой, т. е. Объединенной, Европы и будучи в окружении стран, идущих семимильными шагами в ЕС и НАТО, нельзя не запеть «по-европейски». Это разумно… Если отмести весь исторический опыт. Если забыть, что та же самая и такая близкая Европа 300 лет равнодушно взирала на страдания сербов, находившихся под игом Османской империи. Да и сейчас ее забота о «демократическом будущем» Сербии последовала лишь после бомбардировок, обстрела низкорадиоактивными снарядами, территориального расчленения и Гаагского суда. Официально, тем же Гаагским судом по бывшей Югославии зафиксирована гибель от натовского огня 1700 мирных сербов, в том числе около 400 детей…А сколько жертв было на самом деле? А теперь угадайте с трех раз, сколько натовских офицеров, не говоря уж о политиках, осуждено?

Ни одного!

Зато в самом Гаагском суде, так и не дождавшись хоть какого-то вердикта, погибло немало высокопоставленных сербов, и первый среди них – законный президент Югославии Слободан Милошевич. Он умер юридически невиновным, может быть, как раз потому, что доказать его вину не мог даже изворотливый Гаагский суд. О целях этого органа красноречиво говорит хотя бы такой факт из сравнительного права. Даже Нюрнбергский Международный трибунал, расследовавший преступления фашистов, совершенные во время Второй мировой войны, действовал всего 10 месяцев, а вот Гаагский суд по Югославии «работал»… 24 года подряд!

Слава Богу, в минувший четверг сей, с позволения сказать, суд официально прекратил свою деятельность. Кстати, напоследок он все же успел осудить еще одного серба, причем, во второй раз. В 2016 году экс-президента Республики Сербской Боснии и Герцеговины Радована Караджича осудили на 40 лет. Его адвокаты подали апелляцию, и Гаагский суд, наконец-то, «сжалился» – сорок лет заменил на… пожизненное заключение. Чтобы сербам было неповадно жаловаться!

А сербы и не жалуются, но…

Четверть века сербские политики занимались своими делами под угрозой, что любого из них и в любой момент могут взять и утянуть в Гаагу. Какого политического результата после такого прессинга вы можете ожидать от современной Сербии?

В этой связи вспоминается песня российского шансонье-диссидента Вилли Токарева, у которого звучит такая шутливая строчка: «Я переехал бы тебя трактором, но я боюсь тюремных факторов!» Вот эти-то факторы и довлеют над современными сербскими политиками. Они все и всё отлично понимают, в их сердца тоже стучится пепел Клааса, но… Гаагское правосудие заставляет не только признаваться, но и признавать господство Запада.

Сегодня это называется красиво – прагматикой. Только вот прагматизм доступен элитам, но никогда не был понятен народам. Народы действуют, исходя из чувств, на которые они способны. Ведь те же простые саксы до последнего сопротивлялись норманнам, а сдались лишь тогда, когда их предала собственная прагматичная знать, посчитавшая, что выгодней есть, пить, одеваться и говорить по-французски. Выгодней для них лично, но не для народа… Того самого, который гнул спину и на богатых саксов, а потом и на богатых норманнов. Какая уж тут выгода? – просто на саксов это было делать приятней.

Что приятней современным сербам, нетрудно догадаться. Потому-то они и подходят к любому русскому и белорусу, заехавшему в их райские по виду края, и интересуются, как живут те их братья-славяне, которым нет нужды ни на кого гнуть спину?

Я честно отвечал на все их вопросы, сам же вопросы не задавал – и так все ясно. Да и зачем сыпать людям соль на раны?

И поверьте мне, друзья, я тут вовсе не перехожу к сравнительной политологии. Нет и быть тут не может ни малейшего повода для чванства, ведь если б мы, славяне, тогда, в 90-х, спасли Сербию, сегодня – и это совершенно точно! – не полыхало бы и на Украине.

Наша сила в славянском единстве

А единство – в славянской силе. Чем сильнее будут экономически, политически и идейно славянские государства, тем больше будет в них согласия и единства. Все наши распри от экономических проблем – мы не умеем их быстро решить, вот и ищем виноватых на стороне. А кто ближе всех? – конечно же, самые родные…

Как говорят дети: «Кто кого любит, тот того и чубит!»

Вот вы эту поговорку поняли, а любой иностранец ничего в ней не поймет. И не надо им понимать – это наши, славянские секреты. Из которых нужно срочно делать выводы!

Владимир Семенович Высоцкий, памятник которому стоит в столице Черногории, пел на разрыв аорты. Это заметно визуально, стоит только глянуть видеозапись его выступлений – жилы на его шее вздувались, как корабельные ванты в шторм! Но Высоцкий был артистом, он так жил, а вот государства на разрыв жить не могут! И Сербия тому пример. Причем, не только из прошлого…

автор: Вадим ЕЛФИМОВ

источник: http://www.kamenec.by/serbiya-strana-na-razryv/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + пять =

%d такие блоггеры, как: