Знай наших. Работает как сумасшедший, не понимает, где его личная жизнь, но не жалеет: история рок-музыканта из Бреста

Барабанщик группы «Садъ», которому в музыкалке говорили «не годен», рассказал о культовом зеленом домике и показал, что такое музыка вне формата.

«Это были 90-е годы. В те времена я еще смотрел «Винни-Пуха» по воскресеньям. Так вот, в парке культуры и отдыха у нас было культовое место – старый домик зеленого цвета, где репетировала брестская рок-группа. Я ходил под окнами, слушал, сначала одним глазком подглядывал, потом голову засунул, – рассказал «БГ» брестский рок-музыкант Алексей Кузнецов. – И вот однажды я туда полностью зашел. Через какое-то время потрогал барабаны, а потом и вовсе стал участником коллектива».

Речь идет об известной группе «Садъ», которая и по сей день дает концерты. Но поначалу юный музыкант играл не на барабанах – на первом концерте он выступил… с бубном. Потом были бонги. За барабанную установку он присел позже, когда из группы ушел барабанщик Виталик Кунц. Таким образом Алексей Кузнецов и попал в основной состав «Сада».

Сейчас артисты в основном гастролируют по Беларуси, иногда выезжают в Москву. В следующем году рокерам исполняется 30 лет.

Однако группа «Садъ» – не первый коллектив, в который попал наш герой. В основной состав известной рок-группы он вошел уже после того, как создал свое детище – группу «Стена». Но об этом чуть позже.

Того самого зеленого домика, с которого все началось, не стало в 2014 году. Его разрушили по распоряжению дирекции парка. По словам музыканта, они хотели неподалеку поставить какой-то аттракцион.

«Это печальная история, мы даже похороны устроили, – рассказывает Алексей Кузнецов. – Был импровизированный маленький концертик среди своих. Многие, кто играл там или записывался, пришли почтить память домика, в том числе и Стыльский из «Дай Дарогу!».

Сейчас на месте островка свободы ровненькая полянка: ни зеленого домика, ни аттракциона.

Среди развалин – и кинотеатр «Летний», который был возведен еще при царе Горохе, продолжил наш собеседник. Он находился за парковой эстрадой, где группа «Садъ» время от времени давала свои концерты.

Читайте также: «Что ты там говорил? Путин плохой? Так вот…» Комик из Бреста о чернухе, резиновой «метле» и таксистах

С местами для репетиций раньше было сложно: музыканты ютились по гаражам, при каких-то школах, заводах. Но это было золотое время, отметил Алексей.

«Мы репетировали в парке, в большом неотапливаемом помещении. Чтобы там заработало электричество, нашей команде его пришлось познать. Что такое «ноль» и что такое «фаза» прочувствовано на собственном организме», – ностальгирует собеседник «БГ». – Там было классно. За одним исключением. У нас украли оборудование. Мы из-за этого с пацанами не репетировали почти год, потому что собирали деньги. Мне пришлось даже продать гитару ради колонок».

Закон подлости состоит в том, что после покупки последнего инструмента счастье продлилось недолго.

«Мы первый раз после перерыва порепетировали, а на следующее утро во время уроков (учился в 9-й школе – прим. авт.прибежал мой товарищ, вызвал меня в коридор и сказал, что история повторилась: двери в комнату выломаны и ничего нет, кроме моей барабанной установки. Видимо, она какая-то счастливая. Ее никто не крал».

 

Рок-музыкант в духовом оркестре

История с профессиональным образованием у Алексея эпичная. В музыкальную школу его когда-то не взяли, сказали «нет данных».

«К нам приходили «завлекалы» и играли на балалайках. Я посмотрел и решил поступить. Но мне сказали, чтобы шел учить физику и математику, – рассказывает артист. – Я в слезах пришел домой. Ну не то что бы прямо в слезах, пацан же, но расстроенный. Мама узнала, что я «не годен». Тогда она достала из бара заначку – последние бабки нашего семейства, отдала мне и отправила в ЦУМ покупать гитару».

После 11-го класса Алексей Кузнецов решил поступать в музыкальный колледж. И поступил, несмотря на то что диплома из музыкальной школы у него не было. Но не закончил.

«Я не хотел доучиваться! Я шел учиться музыке и исполнительскому мастерству, но программа обучения была консервативной, – продолжил музыкант. – Не знаю, как сейчас в современном музыкальном колледже, но в то время, когда я учился, мне за гастроли доставалось от дирижера духового оркестра. Самодеятельность не приветствовалась, никакой творческой свободы, а правильно – это так, как тебе сказали. Вот уже в университете культуры было иначе, мне нравилось. Ты мог играть что хочешь и как хочешь, лишь бы это было качественно, и комиссия одобрительно кивала».

Вуз Алексей тоже не закончил, по личным причинам. Но тех знаний, что он получил, было достаточно для того, чтобы попасть в основной состав группы «Садъ» в качестве барабанщика.

 

Первое детище

Первой группой, где играл еще 14-летний Алексей, было его детище «Стена», у которой и украли оборудование. Параллельно, когда парень набрался опыта, он начал играть и в других коллективах, в числе которых и известный в Бресте «Садъ». Но именно о «Стене» рок-музыкант рассказывает с особым трепетом.

«Со «Стенкой» у нас было много концертов, гастролей. Мы объехали всю Украину, были в Польше, России, Германии. Самый первый из них был в 99-м году у Славы Отхода – это такой деятель панковской тусовки, который в отсутствие родителей устраивал дома квартирники», – поделился Алексей. Первый платный и уже серьезный его концерт с этим коллективом состоялся в 2002 году.

Самой экзотичной страной, где выступал наш герой, была Южная Корея. Концерт прошел не так давно и с другим, джазовым коллективом.

Когда много гастролируешь, говорит музыкант, есть с чем сравнить, и главное отличие белорусской публики от иностранной в открытости и благодарности.

«В той же Украине мы со «Стеной» не собрали зал в клубе, и организаторы понесли убытки. Но все равно! Те, кто пришел, были так благодарны, – вспоминает Алексей. – Они нас до самой машины провели, мне картину подарила девчонка. Да и организация, несмотря на все, была на высшем уровне – и гостиница, и поесть. Отношение человеческое, музыкантом себя чувствуешь. А в нашей стране музыкант – это неуважаемая культурная единица. Из ценного в Беларуси «Дожинки» – вот и вся культура».

Во время выступления со «Стеной», говорит музыкант, было много разных нелепых ситуаций. И артистов в туре теряли, и со сцены падали. «Лично я на саундчеке чуть не травмировал себе пятую точку, – поделился с «БГ» Алексей. – Представьте себе барабанный стул. Это подушка, на которой ты непосредственно сидишь, а под ним штырь. Так вот: в старых советских стульях под этой подушкой нет металлического основания, и штырь постепенно прогрызает фанеру. А потом – бах, и присядешь уже неудачно…»

«Стена» перестала активно создавать музыку 2 года назад и распалась. Просуществовала она 16 лет – на тот момент полжизни Алексея Кузнецова.

Новое начало

Бывало, что Алексею приходилось играть то, что не нравится. Но это было раньше, в том самом духовом оркестре: «Я понял, что классика – это не про меня, и, с тех пор как ушел из колледжа, исполняю только то, что по душе».

По словам музыканта, тексты в «Саду» сочиняет исключительно Владимир Серафимов: «Он у нас еще и книжки пишет, и рисует, как нормальный творческий человек. Он, кстати, единственный, кто играет в группе от самого ее основания».

У Алексея тоже есть авторские песни. Но их никто не исполняет, да и артист сам не хочет – они личные, про любовь.

Если говорить о шоу-бизнесе в целом, то в Беларуси, по мнению музыканта, есть коллективы, которые чего-то добились и продолжают собирать публику.

«Что касается молодых, тут все печально. Сделать своими руками концерт, да так, чтобы на нем и заработать, сложно. Руководство клубов тоже неохотно идет навстречу молодым, потому что к ним придет не так много людей и, соответственно, мало оставят на баре», – говорит наш собеседник.

Алексей считает, что единственный способ заработать быстро – это собрать кавер-бэнд, но «это болото, в котором ты незаметно тонешь как творческая личность: сначала по кайфу, но потом начинаешь понимать, что кроме как «перепеть» ты ничего не можешь».

Но, несмотря на все сложности для малоизвестных коллективов, Леша создал новый проект на смену «Стене».

«Я в затруднении, как нам пробиться! Но это полбеды. Наш проект – это неформат полнейший, но который так качает…» – поделился с «БГ» музыкант. И не просто поделился, но и пригласил на репетицию – так сказать, убедиться.

 Так вот, сказать о том, что это неформат – ничего не сказать. Но надо признать, что если тело качается в такт – это положительная оценка.

Проблема же молодых неформатов, какими бы они ни были классными и «качающими», в том, что тебе попросту не дадут выступить.

«Были прецеденты, – продолжил Алексей. – А почему так происходит? Все боятся проблем. Вот зачем заниматься каким-то артистом, который неудобен в идеологии? Окей. Но расскажите: как в таком случае сыграть концерт в родном городе?»

Тем не менее Алексей Кузнецов не бросает свое дело, работает «как сумасшедший», не понимает, где его личная жизнь, но не жалеет, что в свое время не стал пилотом в «Аэрофлоте». Более того, именно благодаря музыке, по словам нашего героя, на самолетах он и летает.

«Если бы я играл свой последний концерт, то выбрал бы площадку стадиона Уэмбли в Англии, куда приезжают с концертом только самые крутые артисты. – говорит Алексей Кузнецов. – Я хочу быть одним из них, я стремлюсь к этому вопреки мнению оркестров и «свободе» слова!»

Фото: Дмитрий ГРИШКЕВИЧ, из архива героя

www.b-g.by

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × 4 =

%d такие блоггеры, как: