Хищник против Чужого. «Беллегпром» атакует секонд-хенды

Безусловный ньюсмейкер марта 2020г. среди белорусских женщин во власти — глава концерна «Беллегпром». Во-первых, она женщина очаровательная да и молодая по отечественным бюрократическим меркам. Во-вторых, рубит сплеча и говорит то, о чем стыдливо умалчивали ее предшественники-мужчины. В-третьих, давно уже высказывания белорусских официальных лиц не вызывали такого дружного, концентрированного протеста и отторжения электората (преимущественно женского).

Председатель «Беллегпрома» Татьяна Лугина действительно наделала шума, заявив 1 марта в телеинтервью СТВ о необходимости закрыть магазины одежды секонд-хенд или хотя бы вынести их из центров белорусских городов куда-нибудь на окраины. Так сказать, замахнулась на святое: «С этим направлением не так просто разобраться. Только в 2019г. в страну завезли товара по категории секонд-хенд на $78 млн. Это, конечно, большое число. Мы предлагали и будем предлагать некое регулирование данного вида торговли. Возможно, если не закрыть магазины секонд-хенда, то, по крайней мере, вынести из областных центров, крупных городов, с оживленных улиц. Мы — за честную конкуренцию. Наши предприятия выдерживают все требования техрегламентов, мы проверяемся на все показатели безопасности одежды. Поэтому хочется, чтобы на рынке все аналогично работали».

Может, не стоит? Если на рынке все начнут работать «аналогично» «Беллегпрому», скорее всего, гражданам РБ придется ходить голышом.

Второй раз глава Лугина ворвалась в новостные ленты 26 февраля: «Беллегпром» знатно хайпанул на коронавирусе и дефиците медицинских масок, ранее прозорливо предсказанном главой государства. Как сообщила пресс-служба концерна, «на складах предприятий на сегодня есть стратегический запас — почти 550 тыс.» марлевых масок, их производство не останавливается, создается запас на возможный повышенный спрос.

Справка «БелГазеты». По данным «Беллегпрома», первые заказы на изготовление масок поступили на ОАО «Славянка», «Лента», «Жлобинская швейная фабрика» и «БелКредо» в начале февраля. «Белмедтехнике» и «Белфармации» уже поставлено около 300 тыс. изделий.

Конкурентные преимущества отечественных медицинских повязок очевидны: «Повязки изготавливают из хлопка. Они четырехслойные, многоразовые, их можно стерилизовать. Материал, из которого произведены маски, легко утилизируется без вреда природе». Опять же, секонд-хенды масками не торгуют — ни одноразовыми, ни многоразовыми. Если этот вид товара даст шанс «Беллегпрому», то почему бы и нет?

ОТКУДА ШТРИПКИ РАСТУТ

Марлевые повязки — это злоба дня, зато секонд-хенды — надолго. «Беллегпром» умеет выбирать себе конкурентов, что многое говорит о его позиционировании на рынке: сперва это были «бренды, перед которыми приходится приседать», затем ИП, потом просто блошиные рынки, позднее «тюбетейки» («азиатские магазины», как политкорректно именует их концерн), теперь настал черед секонд-хендов. Проблема действительно существует. Есть даже целая серия шуток о том, как выглядят центральные площади любых городов РБ — три вывески («Беларусбанк», «Евроопт» и «Секонд-хенд») на них присутствуют всегда.

Лугина сменила своего предшественника Николая Ефимчика на посту главы «Беллегпрома» в марте 2019г. А месяцем раньше, в феврале, тогдашний вице-премьер Игорь Ляшенко заявил, что правительство ждет от «Беллегпрома» «взвешенных предложений по защите внутреннего рынка». Заявление Ляшенко, в свою очередь, было спровоцировано тем, что топ-менеджмент легпромовских предприятий с удивлением обнаружил «рост импорта потребительских товаров за счет прироста объемов импорта в 2018г. по крупным торговым сетям, интернет-магазинам и секонд-хенду» и пошел плакаться в правительство: помогите, защитите и т.п. Тогда, в 2019г., вице-премьер, поручая концерну разработать и внести в правительство конкретные предложения по этому вопросу, особо оговорил необходимость строго соблюдать законодательство ЕАЭС.

Все лето 2019г. руководство «Беллегпрома» анонсировало протекционистские меры против конкурентов. Надо отдать должное Лугиной — подошла к этому вопросу она умно и креативно. «Беллегпром» не против конкурентов, «Беллегпром» — за честную конкуренцию, за единые для всех прозрачные правила игры: «Мы не боимся конкуренции в части секонд-хенда и азиатских магазинов (как в народе говорят, «тюбетеек»). Мы… будем бороться за то, чтобы конкуренция была честная, прозрачная, открытая. Чтобы товары, которые представлены в этих сетях, отвечали требованиям и нормам законодательства Беларуси».

Справка «БелГазеты». В I полугодии 2019г. областные инспекции Госстандарта провели 249 мониторингов и проверок по соблюдению требований техрегламентов ТС у предпринимателей, торгующих продукцией легпрома. Проверено свыше 3 тыс. наименований товаров: взрослая и детская одежда, чулочно-носочные, бельевые и т.п. Нарушения установлены у всех: отсутствие полной идентификации продукции и необходимой информации для потребителя, а также документов, подтверждающих безопасность и соответствие требованиям техрегламентов ТС. Составлено 296 протоколов об административных правонарушениях (по результатам повторных мониторингов, если недостатки не устранялись).

Предложения по защите внутреннего рынка были переданы в Совмин лишь в сентябре 2019г. Две ключевые цифры аргументации Лугиной — 70% продающейся в секонд-хендах одежды новая, а импорт секонд-хенда ежегодно обходится РБ в $78 млн — тиражируются уже год и, по всей вероятности, восходят к этому документу. Похоже, глава «Беллегпрома» не питает иллюзий относительно популярности предлагаемых ею мер у населения: «Я понимаю, что все будут защищать магазины такого плана, потому что там все красиво и дешево. И сегодня все голосуют рублем за одежду одного дня: поносил, купил новую».

НЕРАЗДЕЛЕНКА С ВНУТРЕННИМ РЫНКОМ

Лугина делает одну характерную для белорусского чиновничества ошибку: это не у них «красиво и дешево», это у «Беллегпрома» некрасиво и дорого. У населения просто нет денег, и оно чрезвычайно низкого мнения о продукции концерна.

То резкое, на грани непристойности, неприятие отечественной одежды, которое демонстрируют рядовые белорусы в соцсетях, является зеркальным отражением отношения крупных предприятий-экспортеров к отечественному потребителю и внутреннему рынку. Пока есть платежеспособный спрос на внешних рынках, о том, что дядькам и теткам в Зельве и Самохваловичах тоже нужно во что-то одеваться сообразно моде и доходам, никто не вспоминает — перебьются нищеброды. Когда денежные потоки с внешних рынков мелеют, начинаются «честная конкуренция», форсированная защита внутреннего рынка и забота о здоровье потребителя за его же счет. Кстати, данные о продажах на внутреннем рынке «Беллегпром» почему-то не тиражирует, хвастаясь лишь экспортом.

Справка «БелГазеты». По данным «Беллегпрома», в 2019г. отраслью произведено продукции на $880 млн. На одного жителя РБ выпущено 13,3 кв. м тканей, 2,3 кв. м ковров и ковровых изделий, 2,4 шт. трикотажных изделий, 1,1 шт. корсетных изделий на одну женщину, 15,6 пары чулочно-носочных изделий и 0,7 пары обуви. Более 55% продукции на сумму $484 млн экспортировано в 60 стран. Концерн получил чистую прибыль BYN122,1 млн, что в 1,8 раза превышает уровень 2018г.

Белорусы традиционно подозревают, что безбашенная ценовая политика внутри страны покрывает за их счет демпинг на внешних рынках: не может белорусский свитер в Беларуси стоить больше итальянского в Италии. Вряд ли подозрения справедливы: скорее всего, виновата структура товаропроводящей сети, предполагающая наценку на каждом проходимом товаром звене, в результате чего для конечного потребителя этот товар оказывается «золотым». «Беллегпром» не умеет, не хочет и не может продавать белорусам то, что производит. Распродажи или крупные скидки на отечественную одежду — независимо от качества — редки и в основном инициированы ритейлерами.

ШОУРУМ ДЛЯ ВЫШИМАЙКИ

Сумеет ли переломить эти негативные тренды новый молодой руководитель «Беллегпрома»? Шансы есть. По крайней мере, готовность повернуться лицом к внутреннему рынку Лугина артикулировала: «Мы часто обсуждаем экономические критерии — рентабельность, реализацию, прибыль, а все это строится на таких фундаментах, как ассортимент, стратегия ассортиментной политики».

Правильный тезис, что и говорить. В планах главы «Беллегпрома» — открытие сети мультибрендовых магазинов в РБ, что, безусловно, тоже является здравой идеей. «Купляць беларускае» ощутимо легче, если оно продается не только в ГУМе, ЦУМе и ТД «На Немиге».

Но продвигать продукцию входящих в концерн предприятий на внутреннем рынке с помощью мультибрендовой сети нужно было году эдак в 2005-06-м. Сейчас, после потрясшего США в 2017г. и местами продолжающегося по сей день Retail Apocalypse (массового закрытия магазинов), не стоит слишком широко размахиваться с торговыми площадями. Смена поколений потребителей переместила значительную часть непродовольственного ритейла в интернет. «БелГазета» уже лет десять рекомендует «Беллегпрому» обзавестись омниканальным интернет-магазином, в котором любой белорус мог бы купить любую продукцию любого предприятия концерна с любым способом оплаты и доставки.

Справка «БелГазеты». По данным исследования IHL, чаще других в 2017г. в США закрывались универмаги (36%), специализированные магазины одежды, обуви, текстиля (36%), аптеки (30%), масс-мерчендайзинг (большие площади, широкий ассортимент — 24%), специализированные магазины товаров длительного пользования (23%).

Судя по тому, что госконцерн так до сих пор и не освоил таинства интернет-ритейла, физические магазины и шоурумы ему интереснее — видимо, есть надежда получить под проект очередную порцию госбюджетной поддержки. Поневоле вспоминаются слова Владимира Семашко, ныне посла в РФ, сказанные еще в 2017г., в период вице-премьерства: «В последние годы мы вложили очень много денег в предприятия легпрома — где-то $870 млн, почти каждый год по $100 млн». Иными словами, белорусский потребитель сперва оплачивает весь этот многолетний кордебалет с модернизацией и импортозамещением, а потом идет одеваться в секонд-хенд, который вот-вот закроют.

В «Беллегпроме» знают: государство всегда подставит плечо. Именно оно, а отнюдь не рядовые потребители, является залогом успешной работы на внутреннем рынке. Объективно это, конечно, работает против Лугиной и ее реформаторских планов.

Справка «БелГазеты».
 Согласно постановлению Совмина от 31 января 2020г. №55, в 2020г. ряду предприятий государство снова возместит из бюджета проценты по кредитам: Оршанскому льнокомбинату — по китайскому кредиту на модернизацию ($51,8 млн), «Беларусбанку» — 50% ставки по кредитам, выданным ОАО «Барановичское ПХБО», 100% ставки по кредитам ОАО «Камволь», а также потери от предоставления кредита Оршанскому льнокомбинату на строительство служебного жилья для работников.

Еще один тезис нового главы «Беллегпрома» жизнь, скорее всего, опровергнет сразу: «Именно на молодежь я хочу сделать ставку». Как раз молодежь и не пойдет в мультибрендовый магазин, который пока не открылся; за товаром, о существовании которого не знает, размеров и расцветок которого может не быть в продаже, по ценам, которые выше не только секонд-хенда. У нового поколения сменился способ потребления: молодые белорусы массово покупают одежду именно при выезде за рубеж, где все обычно дешевле и в той или иной степени совмещено с туризмом. Неважно, идет ли речь о Милане, Белостоке или Чернигове. Важно, что такая привычка существует, и закрытие «секондов» ударит как раз по тем, кто за рубеж не ездит и у кого денег кот наплакал.

ВЫБРАТЬ МЕСТО ДЛЯ УДАРА

Тем не менее год у руля «Беллегпрома» продемонстрировал: кресло главы председателя концерна досталось динамичному руководителю и искусному, изощренному тактику. Симпатии СМИ всегда на стороне отечественных производителей и очаровательных женщин, верно?

И представляется, что объект для атаки Лугина выбрала безошибочно. Тягаться с крупными сетями в лоббистской мощи «Беллегпром» сегодня просто не в состоянии. По той же причине малоуязвимы для его атак крупные международные интернет-ритейлеры типа Wildberries или Lamoda, через которые, кстати, вполне успешно продают одежду и отдельные предприятия «Беллегпрома». А вот за секонд-хендами никакой зримой концентрации капиталов нет. Как нет госконцерна «Белвторлегпром», способного на равных спорить с «Беллегпромом». Если турнут «секонды» из центров белорусских городов, это, конечно, станет зримой победой Татьяны Лугиной. Чтобы эта победа из административной превратилась в коммерческую, есть два пути: либо научиться продавать хотя бы то, что выпускается в РБ, либо законодательно закрепить за «Беллегпромом» статус эксклюзивного импортера и продавца секонд-хенда, а полученную прибыль тратить на погашение модернизационных кредитов отрасли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × пять =

%d такие блоггеры, как: