Почему я праздную 3 июля

В начале июля белорусов в очередной раз порадовали длинными выходными. Причина – празднование 3 июля Дня Независимости. По традиции в этот день устроили парад, салют, массовые гуляния. При этом, по крайней мере, в Минске, постарались учесть ошибки прошлых лет – не было ни парада тракторов, ни автомобильных платформ с продукцией завода «Керамин». Зато впервые в военном параде участвовали боевые роботы белорусского производства. Словом, впечатления самые позитивные.
Порадовала, если сравнивать с прошлым годом, и реакция оппозиции. По крайней мере, в этот раз не было массовой истерии по поводу запрещения парадов, как таковых. Если, конечно, не считать реплик отдельных тусовочных няш, которым пролетающие днем самолеты помешали выспаться. Основная критика со стороны оппозиции была сосредоточена вокруг даты и названия праздника. Пожалуй, есть смысл пройтись по их основным аргументам.

1. Название некорректное, потому что 3 июля 1944 года Беларусь не получила независимости.
Логика в этом утверждении есть. Именно поэтому у праздника есть второе название – День Республики. Действительно, 74 года назад была лишь освобождена столица БССР. И именно это открыло путь к независимости. Уже пару лет спустя Беларусь получила представительство в ООН, а затем, после распада СССР, независимость. Случилось бы это, если бы не 3 июля 1944 года? Просто до этого в Беларуси День независимости уже был и его переименование некоторые политики наверняка преподнесли бы, как знак отказа от самой независимости. А этого руководства государства позволить себе не могло.

2. Почему именно 3 июля, ведь есть другие, более подходящие даты – 27 июля или 25 марта?
Давайте вернемся в 1996 год, когда принималось решение о переносе праздника. Националисты и либералы, получившие власть после распада Советского Союза, потерпели сокрушительное поражение. Во многом – потому что не смогли сформулировать идеологическую платформу, способную объединить общество. Националистическая идея способна порождать только конфликты и раскол, а либеральные ценности уже успели изрядно потускнеть, не выдержав испытания реальностью «лихих 90-х». И 27 июля 1990 года уже давно не воспринималось обществом, как праздничная дата – скорее, это в общественном сознании рассматривалось, как ключевая точка той смуты, в которой это общество тогда существовало и которая привела к нищете и крушению надежд. Кроме того, в 1996 году самыми деятельными были поколения, прошедшие советскую закалку, недавние строители социализма. И принятие 27 июля в качестве главного государственного праздника разрушало историческую преемственность, выставляя то, чему они посвятили свою жизнь бессмысленным, ошибочным, а то и вредным. На таком фундаменте нацию было не объединить.
Что касается 25 марта – это было тогда абсолютно неприемлемо. Мало того, что БНР никогда не была независимым государством, а ее «власти» всегда вели себя, как женщина с пониженной социальной ответственностью, пытаясь отдаться то кайзеру Вильгельму, то Деникину, то Пилсудскому, то Гитлеру и, наконец, были пригреты американскими спецслужбами. Дело в том, что эту структуру тогда возглавляли совсем уж «токсичные», говоря современным языком, личности – эсэсовец Иосиф Сажич и командир «Дальвица» Борис Рогуля. С такими персонажами лучше не иметь ничего общего.

3. А давайте 3 июля отмечать день освобождения Минска войсками Речи Посполитой от русских войск.
Идея идиотская и могла родиться только в головах отечественных националистов, смыслом существования которых является не благо белорусского народа, а мелкие гадости ненавистным «москалям». Речь Посполитая того времени уже была антибелорусским государством. Элита стремительно полонизировалась, принимая польские язык и культуру, православие притеснялось, а до смены государственного языка на польский оставалось 37 лет.

4. 3 июля – день разрушения Минска советской авиацией. Да и после этого город бомбили Советы.
Очередной исторический миф, придуманный фальсификаторами, не имеющий ничего общего с реальностью и не основанный ни на чем, кроме сомнительных воспоминаний старика, который то ли впал в маразм, то ли был хорошо мотивирован. Даже председатель добровольного общества охраны памятников истории и культуры Антон Астапович, которого сложно заподозрить в симпатиях к «русскому миру», ссылаясь на данные Национальной академии наук, говорит, что разрушение белорусской столицы – на 85% заслуга немцев.

Вывод прост. Возможно, название главного государственного праздника и вызывает вопросы, но, как показало время, сама дата выбрана правильно. В отличие от тех дат, которые предлагает прозападная оппозиция, 3 июля не только не несет в себе никакого негатива, но и способна консолидировать нацию. Только самый зазомбированный неонацист может утверждать, что освобождение от фашистов в 1944 году не было благом и историческим шансом для белорусского народа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + семнадцать =

%d такие блоггеры, как: