«Вспоминайте иногда вашего студента»: что не так с «мнением» колумнистки tut.by

Недавно на портале tut.by в разделе lady вышла статья «Мнение: «молодежь хочет жить в стране, где заработать приличные деньги можно не только в IT-сфере, ЛГБТ сообщество — это нормально», в которой автор попыталась высказать свои претензии к белорусской системе высшего образования. Попытка, надо сказать, не удалась – вместо анализа и структурированной критики вышел набор весьма распространенных заблуждений и мифов. О которых и пойдет речь в данной критическом обзоре. Наиболее любознательных отсылаем непосредственно к оригиналу:

Мнение: «Молодежь хочет жить в стране, где заработать можно не только в IT, а ЛГБТ — это нормально»

Обозначенные в заголовок темы IT и ЛГБТ, видимо, должны привлечь внимание аудитории. В самой статье этим проблемам посвящена ровно одна строчка – та самая, что вынесена в название. Т.е. заглавие абсолютно не отражает содержание статьи, а создано для эмоционального эффекта, который подкрепляется фотографией женской груди в обтягивающем свитерке со значком «БРСМ». Материал для привлечения внимания создан – громкий заголовок, эротизация обстановки, противопоставление себя официальной власти в лице «недокомсомола» и игра на животрепещущих темах общества. При этом уже не важно, что данные темы подняты не будут. «Плач Ярославны» над тяготами и лишениями студенческой жизни обманчиво приобретает остросоциальный контекст.

Одна из поднятых автором проблем – вопрос «ненужных» в художественном ВУЗе предметов:

Дальше весь первый и второй курс ты пытаешься смириться с университетской реальностью и понять, зачем все эти предметы записали в твое расписание. Неважно, в какой вуз и на какой факультет ты поступил, все равно, помимо основных предметов, будет курс экономики, информационных технологий, политологии и, конечно же, учебный курс по Великой Отечественной войне.

Оставим в стороне тему необходимости таких предметов, как политология или экономика, для образованного человека – она слишком обширна и требует отдельной дискуссии. Гораздо интереснее отношение к ним самого автора. Человек, который высказывает свое «колумнистское мнение», затрагивающее политическую и экономическую сферы жизни своей страны, открыто подчеркивает, что для этого соответствующих знаний не нужно. Они — лишний багаж для мыслительного процесса. Отличная демонстрация откровенного дилетантства «экспертов по всему». Которое мы видим и в следующей поднятой проблеме:

Дело в том, что белорусские студенты живут одновременно в двух реальностях: в мире, где выбрать и примерить модель кроссовок можно с помощью мобильного приложения, и в стране, где партия сказала «надо», а деканат ответил «есть».

Каким образом эти две максимы противопоставляются в голове автора – загадка. Уровень технологического развития никоим образом не зависит от политической картины в стране. Возможно, студентам БГУКИ не рассказывают о существовании такой страны, как Китай, которая производит и кроссовки, и те самые смартфоны, на которых их можно «примерить». Так вот, в Китае если коммунистическая партия скажет «надо», то не то, что деканат, а «Хуайвей» ответит «есть», и студенты в Беларуси будут покупать телефончики исключительно красного цвета с серпом и молотом на корпусе. При этом образовательный, технологический и экономический уровень Китая выше не только Беларуси, но и многих «цивилизованных» европейских стран.

Возможно, если бы автор уделила внимание «ненужным» политологи и экономике, она бы понимала, что технологический уровень производства и «свобода» не соотносятся, а в большинстве своем высокие технологии подразумевают как раз таки планирование, дисциплину и контроль со стороны в том числе и «партии» — государства. А может нашла бы для себя ответ и на следующий поднятый ею вопрос:

При этом [молодые люди] хотят жить в стране, где заработать приличные деньги можно не только в IT-сфере, ЛГБТ сообщество — это нормально, а государство активно поддерживает молодых и амбициозных.

Здесь, конечно, стоит сразу оговориться, что такое «приличные деньги». Если данная сумма приблизительно равна 1 000 у.е. в месяц – то такие «приличные» деньги можно зарабатывать (оговоримся – в Минске) не только в IT. Например, столько могут получать монтажники лифтов, провизоры или швеи. И это, заметьте, рабочие специальности. Но девушка, скорее всего, имела в виду «людей искусства», таких, как она сама. Ей, видимо, неизвестен тот факт, что даже в метрополии культуры – Голливуде – удачливых актеров и режиссеров, зарабатывающих хорошие деньги от силы 5%, а улицы полнятся «людьми-птицами», сумасшедшими и спившимися актерами, режиссерами, сценаристами и музыкантами, которым не посчастливилось.

Про ЛГБТ в контексте данной статьи говорить нет смысла – упоминается оно здесь исключительно для красного словца.

Далее автор снова соскальзывает в тему расщепленной социально-политической реальности:

Правда, по большей части молодые люди живут в реальности, где, наоборот, государству кто-то постоянно должен: то отслужить полтора года в армии, то отработать два — на задворках. Белорусский студент только что оплатил свой проезд с помощью мобильного телефона, но при этом обязан прийти на празднование столетия БССР.

Зачастую контрактные армии считаются признаком благополучного государства, а призывные – пережитком советского прошлого или уделом диктатур третьего мира. Однако призыв молодых людей на службу сохраняется не только в Беларуси, России, Китае, КНДР, но и в таких странах, как Швейцария, Австрия, Южная Корея, Финляндии. А родись автор в процветающем Израиле, то она и сама познала бы все тяготы и лишения воинской службы.

Что касается обязательного распределения, то ему в Беларуси подлежат только «бесплатники». Кроме того, даже они могут отказаться от распределения, выплатив полную стоимость обучения. Но автор, как и многие ее сверстники, считает, что государство должно за свои средства обучить молодых специалистов, а потом простить им все затраченные на них материальные и нематериальные средства и отправить в свободное плавание, желательно за границу. То есть, затраты на содержание материальной базы, преподавательского и обслуживающего персонала, по мнению студентки БГУКИ, не стоят возмещения, потому что молодым нужно давать возможность проявить инициативу. Возможно, автору следовало бы несколько подробнее изучить проблему оплаты за обучение и распределения в других странах. Например, в США, согласно информации сайта forbes.com, только половина студентов погашают свои долги за высшее образование в течении 20 лет после его начала. Тем более, в любой стране наличие высшего образования не означает, что человек легко сможет найти достойное место работы. В такой ситуации два года гарантированного трудоустройства, пускай и не в столице, не кажутся уже такими ужасными.

Что касается мобильного телефона и столетнего юбилея БССР, то здесь мы опять видим пример распространенного заблуждения о связи политического устройства страны и ее технического развития. Также можно напомнить автору, что ее Альма-Матер была построена как раз при БССР. А благодаря наследованию советской системе образования тысячи белорусских студентов имеют возможность учиться бесплатно.

Далее автор жалуется на жилищную незащищенность белорусского студента:

На первом курсе запускается русифицированная версия «Игры престолов», то есть борьба за место в общежитии. Как и в оригинале, борьба за железный трон (в смысле, койку) идет не один год, а все четыре. Особенно ожесточенные битвы происходят в те периоды, когда наша страна ввязывается в международные спортивные забавы. Тут ты либо учишься жить в кладовке еще с пятью соратниками, либо психуешь и снимаешь квартиру где-то в той части Минска, которую и городом-то уже не назовешь.

Однако не сравнивает ситуацию с общежитиями в Беларуси и других, даже более экономически развитых странах. Например, в Германии на 2 000 000 (прописью: два миллиона) собственных студентов и 200 000 (двести тысяч) иностранных по состоянию на предкризисный 2009 год имелось 180 000 (сто восемьдесят тысяч) мест в государственных общежитиях. Есть подозрение, что остальным студентам приходится как-то выходить из положения. При этом стоимость проживания в общежитии в Германии колеблется от 160 до 380 евро в месяц (в Беларуси, как я слышал, сумма проживания составляет до 30 рублей). Я думаю, если заставить наших студентов платить за общагу хотя бы 40 рублей, то вой от этой несправедливости достигнет Берлина.

В целом, проблема с общежитиями не является чисто белорусской. Это отнюдь не значит, что их не надо строить или ее не надо решать – следует понимать, что данные проблемы просто так не решаются даже в более богатых странах. Хотя это из области все той же «ненужной» экономики.

В дополнение к вопросу «бесполезных» предметов, поднимается вопрос компетентности преподавателей и актуальности учебных программ:

Два года подряд ты высиживаешь ненужные тебе пары и молишь всех богов, чтобы это поскорее закончилось. Ты искренне не понимаешь, зачем тебе информационные технологии, которые ведет ровесник твоего дедули и учит тебя открывать документ Word. Счастье студента — это когда на подобные пары можно не ходить и за это тебя не выгонят из университета или не лишат стипендии. Но зачастую эти пары обязательны. И так все время.

Вся информация, которую ты получаешь, в большинстве случаев устарела. Но ты ее учишь днями и ночами, потому что впереди сессия. А если ты пытаешься получать реальные знания и опыт, то о посещении университета стоит забыть, потому что любая стажировка или проект отнимает все время. Ненужные ежедневные четыре пары от этого не исчезают.

И из данного абзаца мы можем видеть, что высшее образование автор (и она не единственная в своем роде) воспринимает не как возможность достичь новых карьерных высот или получить новые знания, а как повинность. Университет становится обязательно необходимым продолжением школы, в котором надо «отсидеть» положенное время, а потом заняться чем-то более интересным. Вариант работы и параллельного обучения на заочном отделении обычно не рассматривается – потому, что заочное образование менее почетно, а работать после школы молодому человеку в Беларуси, видимо, не престижно.

Также можно отметить совершаемую автором типичную «ошибку выжившего». Она считает, что знает Word, и поэтому все вокруг тоже им владеют. Автор упускает тот факт, что люди в университет (тем более, непрофильный по компьютерному образованию) приходят с совершенно разным уровнем подготовки, и вполне реален вариант, при котором студент-первокурсник ни разу до этого не имел дело с программами из пакета Microsoft Office.

Следующей под удар автора попадает университетская бюрократия:

Неважно, первый курс или четвертый: решение каких-либо проблем в университете — отдельное испытание. Квесты нередко стартуют с того, что нужна какая-то справка — и вот ты уже собираешь огромный талмуд документов. Большая их часть доказывает: да, ты действительно студент, именно так тебя зовут и туберкулеза у тебя нет. Напомню, это все происходит в то время, когда нейронные сети научились писать картины.

Бюрократия может раздражать, бюрократия может бесить, но нужно понимать, что без учета и контроля не может обойтись ни одна структура. Если бы за данную девушку кто-то получил стипендию, только потому, что система контроля была бы упрощена, думаю, она бы мигом поняла всю необходимость бюрократической машины. Но тут действует старый, как мир, принцип – «если я не понимаю, зачем это сделано, то оно не нужно».

Отдельно следует сказать про туберкулез. Вернее спросить – бывала ли автор в НИИ изучения туберкулеза, где лежат больные данным прекрасным заболеванием. Ничего веселого, поверьте, там нет. И в самой болезни тоже. И распространяется она в коллективе достаточно быстро. Поэтому единственным способом предотвращения этого невеселого заболевания, равно как и многих других – это именно заставлять членов коллективов, в данном случае студентов, проходить медицинские проверки и делать прививки. И что самое главное – абсолютно бесплатно. Да, нейронные сети научились писать картины, а в соседнем государстве люди сотнями умирают от кори.

Подводя итоги написанному, автор делает следующие выводы:

От этого раздвоения миров у молодого белоруса наступает апатия. Он разочаровывается в простых вещах: учебе, работе, зарплате, мечтах. Искренне не понимает, как реализовать себя в любимой сфере и не сойти с ума от огромного количества бюрократии, запретов, странных требований. Оставляет свои амбиции и начинания в студенческом прошлом. Инициатива исчезает.

Происходит это еще и потому, что он не видит поддержки. Ведь инициативных и смелых не поощряют ни в университете, ни на работе. Кто же виноват в том, что мы, юные и амбициозные, стали апатичными и ленивыми?

Можно пенять на многое, но в конечном счете вина эта лежит на всех нас — нашем обществе. Мы сами потакаем этим устоям, не используя свое право выбора и голоса. Год за годом мы, закатывая глаза, выполняем никому не нужные планы, создаем видимость работы и посещений лекций, мероприятий, заседаний прозаседавшихся. Собственным же пренебрежением губим начинания тех, кому мало стабильной работы и зарплаты «попиццот».

Проблемы у высшего образования в Республике Беларусь, безусловно, присутствуют, и проблемы не малые. Но в своей статье-мнении автор не постаралась даже чуточку углубиться в их суть. Она просто взяла самые распространенные заблуждения и мифы и смешала их со своим оценочным суждением. Попутно измазав черной краской своих сверстников, обозначив их безликим «апатичным, безынициативным, депрессивным мы». При этом никаких предложений, кроме как «дать молодым людям свободу» автор не высказывает. Что это за «свобода», как она должна проявиться и каким магическим образом она решить обозначенные проблемы белорусского образования, автор, к сожалению, не раскрывает.

автор: Константин Агеев

источник: https://4esnok.by

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + восемь =

%d такие блоггеры, как: