У художника-бутафора Брестского театра кукол есть собственная плюшевая ферма

Эти усатые-хвостатые совершенно не похожи на знакомую всем с детства героиню народных сказок. Мышками-норушками их точно назвать нельзя. Одеты по последней моде. Позируют на фотосессиях. Летают в путешествия. Красуются в инстаграме. Одним словом – богема. А создает этих «светских львиц» художник-бутафор Брестского театра кукол Ирина Швейкус, у которой, помимо основной работы, есть еще и любимое детище – плюшевая ферма «Lipupu_toys».

 

Именно сюда Zarya.by и решила заглянуть накануне Нового года, который обещает пройти под покровительством ближайшей родственницы мышек – Металлической Крысы.

– Ира, для начала давайте проясним, что значит Lipupu.

– Это фраза из сериала «Друзья». Я уже точно и не помню, кому из героев она принадлежит. Кто-то кого-то учил французскому, и горе-ученик перековеркал какое-то выражение в смешное Lipupu. С тех пор мы с друзьями очень долго называли этим словом буквально всё, чему не могли придумать название, всё, что нам казалось необычным. Изначально мой аккаунт в инстаграме был mimimi_toys, но, оказалось, не я одна такая оригинальная. Чтобы не возникало путаницы, надо было придумать новое название, и в голову пришло Lipupu. Мне оно очень нравится – достаточно детское, звонкое. И сегодня полностью весь бренд завязан на нем: и визитки, и логотипы, и этикетки.

– А Швейкус – это ваша настоящая фамилия или псевдоним?

– Настоящая. Моя родня из города Высокое, там очень много Швейкусов. Дедушка рассказывал, что наша фамилия пошла со времен, когда Брест был Брест-Литовском и потому имеет оттенок литовского языка. Она не от созвучного слова «швея» и нельзя сказать, что именно это предопределило мой профессиональный путь. У меня ведь нет швейного образования. По специальности я преподаватель рисования, окончила БрГУ имени А.С. Пушкина. Также училась в Вильнюсе в ЕГУ на «Визуальном дизайне и медиакоммуникации».

– А как вы попали в театр кукол?

– После университета нам нужно было найти распределение. А поскольку я была преданным зрителем нашего театра кукол, то попробовала для начала попроситься на работу туда. Рассказала о себе, о том, как мне у них нравится. И хотя там не было свободных вакансий, меня все-таки взяли. С тех пор прошло уже семь лет.

– Над какими спектаклями вы работали?

– Над всеми, что появились в репертуаре за эти семь лет. Я делаю кукол и реквизит, помогаю с декорациями. Несколько спектаклей ставила самостоятельно как художник-постановщик. Это новогодние утренники и сказка «Цветик-семицветик».

У художника-бутафора Брестского театра кукол есть собственная плюшевая ферма «Lipupu_toys»

– В театре художник пляшет от замысла режиссера: есть конкретный герой, и его надо изобразить. А как рождаются ваши авторские персонажи, от чего отталкиваетесь на досуге?

– Я бы не сказала, что это досуг. Lipupu – не хобби, а продолжение моей основной деятельности. В театре мне, видимо, не хватало какого-то творческого самовыражения, и я решила от обилия идей попробовать что-то свое.

– Почему решили создавать именно игрушки?

– То, к чему я сейчас пришла, формировалось очень долго, с самого детства. В нашей семье нет художников, но мои родители всегда поощряли занятия творчеством. Я постоянно что-то мастерила, а уже в университете переключилась больше на рисование. Это могли быть открытки или иллюстрации к книгам, но главными героями обязательно становились зверюшки. В то время свои идеи я выражала главным образом в двухмерной плоскости, но при этом постоянно чувствовала – не хватает объема. Все изменилось с приходом в театр, там я начала влюбляться в фактуры. И теперь для меня самое важное в творчестве – это тактильные ощущения. На нового персонажа меня вдохновляет именно ткань – та, которую хочется потрогать. В моем инстаграме есть даже хэштег #ТРОГАТельныеигрушки. Эта такая игра слов: игрушки должны быть одновременно милыми и приятными на ощупь.

– А какие ткани для вас «трогательные»?

– В основном, это что-то мягкое, замшевое, бархатное. Для моих первых игрушек – феньков – я случайным образом нашла очень классный мех с коротким ворсом. И теперь часто использую его при создании других персонажей. С ним получаются очень живые мордочки. А если зверьку еще немного голову наклонить на бочок и слегка оттопырить ушко, то вообще не отличить от живого!

У художника-бутафора Брестского театра кукол есть собственная плюшевая ферма «Lipupu_toys»

– Как думаете, ваше творчество можно разделить на периоды: например, лисий, заячий, теперь вот – мышиный?

– Вполне (улыбается). История Lipupu началась с зайцев. Одна брестская мастерица, которая шьет постельное белье и имеет большое количество подписчиков в своем инстаграме, однажды кинула клич: кто может сшить для нее зайчика. Ей написала куча людей, но она почему-то выбрала меня. После того, как я сделала игрушку, а она выставила ее фотографию в своем аккаунте, у меня начался очень долгий и продуктивный заячий период: заказов было уйма. Потом я шила феньков, которые постепенно трансформировались в лис, розовых слоников, барашков-сплюшек, лам и львов, а сейчас переключилась на мышек. Мне неинтересно шить что-то одно, постоянно что-то меняю.

– Мышки появились у вас в связи с наступающим годом?

– Не поверите, но так вышло случайно. Я долго думала, кого бы еще сшить в своем «фирменном» стиле: у меня уже есть определенная структура выкройки, и я лишь чуть-чуть корректирую мордочки зверьков. И почему-то мне вспомнилась мышка, ведь это такой простой и всем понятный персонаж. В общем, сделала, выложила фотку в инстаграм – и посыпались комментарии: «Как здорово, специально к Новому году!». Так, собственно, я и узнала, что 2020-й – это год Крысы. Мышки сейчас очень актуальны, хорошо продаются. Причем не только в интернете. Недавно я вышла на офлайн-продажи, и теперь мои игрушки можно купить в магазинах в Бресте и Минске.

У художника-бутафора Брестского театра кукол есть собственная плюшевая ферма «Lipupu_toys»

– Среди ваших мышек одни девчонки. Мальчики планируются?

– У меня были очень популярными мальчишки-феньки. В платьях этих зверьков я крайне редко делала. До мышат-мальчиков пока просто руки не дошли, но в планах они есть. «Мальчиков» реже берут, потому что далеко не все дети питают большую привязанность к мягким игрушкам. Но если вдруг какой мальчишка их и любит, то это такой преданный друг, что у него вся комната ими заставлена. У меня есть такие клиенты (смеется).

– Говорят, что мыши вредные. Но, глядя на ваших милых зверюшек, просто язык не поворачивается их так обозвать. Какие они?

– Популярный персонаж медведь тоже далеко не безобидный, но при этом он один из самых любимых детьми. Нет, мои мышки не вредные. Они в первую очередь – красивые, стильные, модные. Это мои основные требования к этим персонажам. Ну а дальше уже подключается фантазия ребенка или его родителей. Я знаю, что многие по мотивам моих игрушек придумывают сказки и даже устраивают настоящие приключения. Недавно одна моя мышка летала в путешествие из Праги в Стамбул, и хозяева сделали для нее игрушечный загранпаспорт!

У художника-бутафора Брестского театра кукол есть собственная плюшевая ферма «Lipupu_toys»

– Что касается внешнего вида, то лично мне ваши игрушки напоминают героев известной сказочницы Беатрис Поттер.

– Да, когда я сделала свою первую мышку, тоже появились такие мысли. Но мои игрушки – не копии, они просто похожи. Мне нравится творчество Беатрис Поттер, давно знакома с ее иллюстрациями, еще с доуниверситетских времен. Возможно, что-то и всплыло в моем подсознании.

– А что вас еще может вдохновить?

– Всё вокруг, даже интересно одетые девушки на наших улицах. Идеи витают в воздухе. И если голова свежая, неуставшая и ты в хорошем настроении, это легко уловить.

У художника-бутафора Брестского театра кукол есть собственная плюшевая ферма «Lipupu_toys»

– Кстати, про усталость. Сколько времени занимает создание одного персонажа?

– Работа над такими игрушками очень кропотливая. В среднем – два-три дня, но очень плодотворных, как минимум восьмичасовых. Я использую много деталей, продумываю каждую мелочь. По-другому просто не могу. Сколько ни пыталась упрощать, шить примитивно и на поток – не умею. Но я уже смирилась с этим и ищу своего покупателя, который не гонится за простотой и ценой, а кто ценит творчество определенного мастера.

– Ира, а в каких странах сегодня живут ваши игрушки?

– Самая далекая от Бреста точка – это Чикаго. Очень много заказывают в Беларуси и России. Европа уже давным-давно вся «обжита». Самые последние, например, мои мышки улетели в Чехию и Финляндию.

У художника-бутафора Брестского театра кукол есть собственная плюшевая ферма «Lipupu_toys»

У художника-бутафора Брестского театра кукол есть собственная плюшевая ферма «Lipupu_toys»

У художника-бутафора Брестского театра кукол есть собственная плюшевая ферма «Lipupu_toys»

У художника-бутафора Брестского театра кукол есть собственная плюшевая ферма «Lipupu_toys»

Источник информации: Газета Заря

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать − тринадцать =

%d такие блоггеры, как: