«Привезли в коме с улицы». Дочь погибшего и жена второго «нападавшего» — о выстреле в голову силовиками

19 августа в военном госпитале Минска умер 44-летний Геннадий Шутов. По информации Следственного комитета, во время протестов 11 августа в Бресте его «непреднамеренно ранили в голову из оружия при нападении на лиц, выполнявших задачи по охране общественного порядка». Родственники погибшего с такой версией не согласны.

Геннадий Шутов
Геннадий Шутов

С дочерью Геннадия Шутова Анастасией Баранчук мы встречаемся возле брестской 20-этажки на улице Московской. Здесь восемь дней назад ее отца ранили в голову. На тротуаре рядом с лавочкой до сих пор видны следы крови. Там лежал Геннадий до приезда скорой.

Утром 19 августа Геннадия не стало. У него остались пятеро детей, самому младшему — три года. По словам Анастасии, последний раз отец выходил на связь 11 августа около 22.00.

— Он позвонил своей жене и сказал, что вызвал такси и едет домой. В 22.30 она ему звонила. Его телефон был недоступен, и она не могла до него дозвониться. Начали искать его, проверять все списки задержанных — мало ли что. В списках его не оказалось. Искали везде. Отец жил в Бресте, но прописка у него была жабинковская, поэтому мы позвонили в Жабинковский РОВД. Точной информации нам там не дали, но намекнули, где его искать.

Возле этого дома ранили Геннадия Шутова
Возле этого дома ранили Геннадия Шутова

Выяснилось, что Геннадий в тяжелом состоянии в Брестской областной больнице. Туда приехала его другая дочь Людмила.

— Ее впустили в палату к отцу. Мы пытались выяснить в областной больнице, в каком он состоянии, когда попал, почему, с какими ранениями, чтобы понимать, что произошло, — но нам никто ничего не рассказывал. Человек в больнице, а почему — неизвестно.

В эпикризе из областной больницы сообщается, что Геннадий получил тяжелую открытую проникающую черепно-мозговую травму, ушиб и размозжение головного мозга.

Обстоятельства получения травмы неизвестны: «Доставлен бригадой скорой медицинской помощи в коматозном состоянии с улицы Московской, где получил, предположительно, выстрел в голову».

13 августа Геннадия из областной больницы на вертолете перевезли в Минский военный госпиталь. Когда об этом стало известно семье, дочь Людмила поехала навестить отца.

— К нему в палату не пустили. Врачи тоже отказывались что-либо говорить. Мы купили ему все необходимое, передали в больницу. На этом все. В сознание он не приходил. Он был в стабильно тяжелом состоянии. Мы собирались к нему ехать 20 августа, а 19-го узнали, что его уже нет, — плачет Анастасия.

Утром 19 августа Анастасия позвонила в немецкую клинику, которая ранее вызвалась помочь семье с реабилитацией Геннадия.

— Они обратились в Минский военный госпиталь, потом перезвонили мне и сказали, что его состояние стало нестабильно тяжелым. Прошел где-то час, нам позвонили и сказали, что его сердце не выдержало, — рассказала Анастасия.

Видео обстановки на месте происшествия после ранения Геннадия:

«Непреднамеренно ранил его в область головы»

Как Геннадий получил ранение, его родственники точно не знают. 19 августа смерть мужчины прокомментировал Следственный комитет: мол, 11 августа в Бресте двое мужчин «напали на лиц, выполнявших задачи по охране общественного порядка при проведении несанкционированного массового мероприятия». Они якобы били силовиков металлической трубой, «а также предприняли попытку завладения огнестрельным оружием, что подтверждается имеющимися у следствия материалами».

— Предварительно установлено, что, пресекая противоправные действия нападавших, правоохранители применили физическую силу. Один из них, воспринимая действия подозреваемых как реальную угрозу жизни и здоровью и пресекая попытки завладеть табельным оружием, применил в отношении нападавшего оружие, выстрелив в направлении плеча. Однако, ввиду продолжавшегося активного сопротивления мужчины, непреднамеренно ранил его в область головы.

Анастасия с папой. Фото из личного архива Анастасии
Анастасия с папой. Фото из личного архива Анастасии

Анастасия в такую версию не верит. Она настаивает, что ее отец ни в каких массовых беспорядках не участвовал. По характеру он спокойный и уравновешенный, работал дальнобойщиком. Дома практически не бывал из-за частых командировок. 23 июля у него закончилась виза и он приехал в Брест. Побыл немного дома и опять уехал в командировку туда, где виза не нужна. В Брест опять он вернулся через две недели, 8 августа.

— Ну как он мог на кого-то напасть?! Еще и с металлической трубой, — недоумевает Анастасия.

«Он нам ничего не рассказывал»

Вместе с Геннадием в тот вечер был его друг Александр Кордюков — по крайней мере, он сейчас задержан. В пресс-релизе Следственного комитета имена и фамилии действующих лиц не указываются. Однако сообщается, что нападавших было двое.

По словам родственников Александра, после 11 августа он «жил обычной жизнью»: ночевал дома, работал в гараже, ни от кого не скрывался. Про события того вечера ни сестре, ни жене не рассказывал. Это вызывает у них сомнения: произошло что-то, после чего на его глазах стреляли в друга — и человек молчит? Теперь спросить об этом у Александра нельзя — он за решеткой.

Они даже не знают точно, был ли он рядом с Геннадием в момент происшествия.

— Он нам ничего не рассказывал. Может, боялся меня расстроить, конечно, но… Что Геннадий ранен, я узнала из пабликов, — поделилась жена Александра Марина.

Сестра Александра Кордюкова Марина Паричук рассказала TUT.BY, что последний раз разговаривала с братом днем 14 августа.

— Он тогда сказал, что в тяжелом состоянии его друг Геннадий. При этом был очень расстроен.

Александра задержали поздно вечером 14 августа. В этот же день днем к нему в гараж приезжала супруга.

— Я приехала, остановила машину, вышла. Гараж открыт, но никого нет. Я отъехала, через час приехала, гараж так же открыт. Я захожу, а мужа там нет. Подумала, ну, может вышел куда-то к друзьям. Я посмотрела вправо, влево — и тут ко мне несется бус без опознавательных знаков <…> Возле меня притормаживает, открывается дверь, выбегают люди в масках, начинают орать, мол, где мой муж. Я говорю, не знаю. Они куда-то позвонили и уехали. Тут же приехала легковушка. Я спросила у человека в салоне, кто он. Он мне показал корочку сотрудника милиции и тоже спросил, где мой муж. Я ответила, что не знаю. Мне сказали искать его и уехали. Через час-два милиционер позвонил, попросил выйти на улицу поговорить. Я вышла — и он мне тогда уже рассказал, в чем муж подозревается. Как будто есть версия, что он мог ударить милиционера во вторник — и сейчас скрывается. Я сказала, что он не скрывается. Он все время дома ночевал, — говорит Марина.

Анастасия с папой. Фото из личного архива Анастасии

Марину попросили найти мужа и убедить прийти в милицию. Женщина позвонила сестре, и они вместе вернулись к гаражам. Там встретили Александра.

— Мы его посадили в машину, чтобы поехать в милицию. Наперерез нам выехала легковушка. Его — в наручники. Никаких корочек никто не показал. Привезли в Московский РОВД, потом мы поехали в Ленинский, потом в Следственный комитет, — рассказала сестра Марина.

Сейчас задержанный в ИВС Ленинского РОВД. С ним встречался адвокат. Следов побоев на теле подзащитного он не заметил, рассказала супруга Александра.

По ее информации, мужа подозревают в сопротивлении сотруднику органов внутренних дел с применением насилия. Ему грозит до пяти лет.

А дочери Шутова сейчас добиваются выдачи тела Геннадия. Пока они рассчитывают, что похороны пройдут в пятницу в Жабинке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 5 =

%d такие блоггеры, как: